Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

23

мальчика.  А  вся галактика  -  обманывает  вейцев.  Посмотрим,  приглядимся,  а  там  уж  и поможем... Четверть века  уже  смотрят:  четверть  века  с  тех  пор,  как Ванвейлен грохнулся об эту планету и так глупо,  так  непростительно  себя повел! Чушь! Просто где-то в городе, полагающем  себя  настоящим  Небесным Городом, бизнесмены и политики смертельно испугались  тех  непредсказуемых изменений, которые  внесет  в  хрупкое  международное  равновесие,  и  так подтачиваемое диктаторами  и  хапугами  всех  мастей,  эта  страна,  с  ее невостребованными залежами, с ее трудолюбием. "Четверть века  отговорок  - подумал Бьернссон, - и с  каждым  годом  наша  вина  все  тяжелее.  Жертвы эпидемий, наводнений..."

        Бьернссон очнулся. Шаваш, улыбаясь, протягивал ему бумаги.

        - Жить вам  будет  негде.  Если  вы  сочтете  возможным  перебеливать некоторые справки, я бы постарался предоставить вам комнату при управе...

        - Послушайте, Шаваш, - хрипло сказал Бьернссон. Я...

        Физик остановился. Молодой чиновник, с длинными завитыми волосами,  в желтом бархатном кафтане, шитом узлами и листьями, предупредительно глядел на него.

        - Вы, - вежливо повторил Шаваш.

        "Бог мой, ну что я ему скажу, этому мальчику,  -  подумал  физик.  Он меня за сумасшедшего примет. Бывали уже такие случаи."

        - Я вам очень благодарен, - сказал Бьернссон.

        Свен Бьернссон вышел из кабинета Шаваша и зашагал по  увитой  зеленью галерее, щурясь и вспоминая лицо Шаваша. "Какой славный мальчик, - подумал он. Притом, слухи о здешней бюрократии сильно преувеличены. Как  легко  он согласился. Хорошо, что я  не  застал  Стрейтона,  -  Стрейтон,  вероятно, упрямился бы дольше".

        Через два часа Бьернссон предстал перед настоятелем, старым вейцем, и сообщил, что гражданские власти не стали чинить ему никаких препятствий.

        - Очень хорошо, сын мой, - сказал настоятель, и посмотрел  куда-то  в сторону. Бьернссон тоже  скосил  глаза  в  сторону  и  вдруг  увидел,  что настоятель смотрит на седого с проседью кота, того самого  кота,  которому Лоуренс скормил божественную субстанцию.

        - Мяу, - ласково сказал кот и пошел навстречу Бьернссону.

        Все вейские слова вылетели из головы физика.

        - Во имя отца и сына, - с ужасом сказал он, поднял руку и перекрестил кота. Немыслимое животное не сгинуло, а Бьернссон упал на  пол  и  потерял сознание. Настоятель, старый монах, взял кота на руки и  долго  глядел  на упавшего человека. Глаза его из серых почему-то стали цвета расплавленного золота.

        - Отец Нишен, - произнес  наконец  настоятель,  обращаясь  к  другому монаху-вейцу,  -  когда  придет  этот  чиновник,  Шаваш,  известите    его, пожалуйста, что в документах больше нет надобности.

        Когда с государя  сняли  мешок,  он  обнаружил,  что  лежит  посереди мощеного двора: над ним, пританцовывая, хохотал Харрада, и высоко  вверху, на галерее второго этажа, в руках его слуг и товарищей  пылали  факелы,  и свет их, мешаясь со светом луны,  плясал  на  красных  лаковых  столбах  и оскалившихся драконьими мордами балках.

        - Ну, мерзавцы, - пнул Харрада государя, - теперь  говорите,  кто  вы такие и чего залезли в мой дом.

        - Позови стражу! - закричал Варназд.

        Харрада расхохотался.

        - Зачем? У тебя лопуха нет, у того - поддельный. Кто вас  хватится  - коза в родном огороде?

        Новый знакомец государя, притороченный к бронзовой решетке,  молча  и злобно дергался, пытаясь высвободить руки. Харрада  повернулся  к  нему  и высунул от удовольствия розовый язык.

        - Как тебя зовут по-настоящему? - спросил он.

        - Это все, - за то, что я оскорбил твоего дружка?

        - Не дружка, а подружку, - хихикнул Харрада.

        Новый знакомый

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту