Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

15

младшая из тетушек, которая уже  сменила  кофточку  с мережкой на какую-то другую, павлиньих  цветов,  и  объявила,  что  платье высохло. Тетка жмурилась и строила Шавашу глазки. Она была наделена  двумя признаками красоты из двадцати четырех.

        Шаваш откланялся и ушел. С резной галереи вслед  ему  глядела  Идари, девушка с воздушными рукавами, и ее младшая сестра, баловница и хохотушка. Идари разболтала сестре о вертопрахе, спросившем  "Повесть  о  Ласточке  и Щегле", и это сестра плеснула ведро с помоями.

        - Ах, какой хорошенький, - сказала младшая сестра. - Миленькая,  ведь он из-за тебя в Небесную Книгу пришел. Он, верно,  видел  тебя  в  розовом платье на полуденном празднике.

        Идари покраснела. Ей, точно,  приглянулся  молодой  чиновник;  снился ночью, норовил пощупать... Доселе ей никто не снился. Был, правда, один  в Небесной Книге, давно уже, варвар с  голубыми  глазами.  Говорили,  он  из государева рода. Этот Кешьярта никогда не улыбался и на  нее  не  смотрел. Одет он был бедно, книги подбирал странно. Идари казалось, что он тоже  не из тех людей, которые проводят жизнь в Небесной Книге, и ей казалось,  что ничего хорошего не выходит, когда в Небесной Книге начинают читать те, для кого она не предназначена.

        - Я так думаю, - сказала маленькая сестра, вертушка и хохотушка, - ты должна его полюбить из одного  только  дочернего  долга.  Потому  что  тот варвар,  Кешьярта,  сгинет  мелким  чиновником,  а  этот  секретарь,  если смилостивится, похлопочет за нашего отца. Глядишь, воскресят.

        Через час император,  в  одежде  провинциального  чиновника  третьего ранга, шел по улице Нижнего Города, под названием - Двери  Счастья.  Двери Счастья были узки и грязны, поросли мохнатыми рыбьими  головками.  В  ушах Варназда зазвучал голос  Нана:  "Вверх  домам  расти  запрещено,  дабы  не возноситься гордыней выше казенной управы. А  на  проезжую  часть,  мешать прохожим - пожалуйста..."

        - Ты чего торгуешь тухлятиной? Вот я конфискую товар!

        Варназд оглянулся. Смотритель  порядка  в  парчовой  куртке,  стоя  у рыбного  лотка,  складывал  в  корзину  живых  карпов.    Рыбы    бились    и подпрыгивали.

        - Господин смотритель, - плакала торговка, - как же  можно,  вы  ведь вчера десять штук взяли!

        - А сегодня, - возразил стражник, -  ко  мне  брат  приехал.  Что  я, скотина бесчувственная, чтобы не кормить брата?

        И пошел к следующей лавке.  Государь  Варназд  отвернулся  и  побежал прочь. "Место, где торговцы творят обман, искушают чиновников" - мелькнуло в его голове. Наглые торговки хватали его за рукав; было невыносимо жарко, пахло отбросами. Все суетились о  своем,  на  Варназда  никто  не  обращал внимания, как в детстве, в покоях матери, - торговки не  в  счет.  Варназд вдруг обнаружил, что он не хочет быть один.  Ему  хотелось  заплакать.  Он взбежал мимо грязных нищенок в небольшой храм Иршахчана. Пахнуло прохладой и нежной плесенью на желтых и синих квадратах ста полей.

        Сначала государю показалось, что в храме никого нет, кроме  каменного человека с лицом мангусты, потом он увидел, что на коленях  перед  статуей стоит какой-то оборванец. Оборванец долго молился, а потом, будучи, верно, голоден, запустил руку за  священное  померие  и  вытащил  из  чаши  перед каменной мангустой коровай: шесть  видов  злаков,  седьмой  боб.  Государя покоробило не столько святотатство, сколько хладнокровие,  с  которым  оно было совершено. Бродяга расхохотался и вдруг швырнул хлебец обратно,  чаша зазвенела, по храму прошел гул. Государя опять резануло по сердцу.  Он  не знал, что Иршахчану давно дают камень вместо священного  хлеба.  Оборванец пошел из храма. Варназд успел рассмотреть его в косом луче:

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту