Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

1

        Зачитали  указ,  принесли  печать,  круглую,  как  солнце,  привесили серебряную кисть. Разбойник Ханалай от  счастья  разинул  рот.  Из  пастей драконов на золотых балках посыпалось жареное зерно. Господин  Нан,  новый начальник парчовых курток, внес, кланяясь, поднос  со  съедобной  печатью, испеченной  из  шести  видов  злаков,  и    протянул    его    новорожденному наместнику.

        Ханалай сгреб печать с подноса и от смущения заглотил ее целиком, как змея глотает бурундучка со шкуркой. Тут уж многие из дворцовых  чиновников стали улыбаться, глядя на  удалого  молодца.  Ханалай  понял,  что  сделал что-то не то, крякнул и  в  замешательстве  сунул  палец  в  рот.  Молодые чиновники так и прыснули.

        Господин Ишнайя,  первый  министр  империи,  глядел,  однако,  не  на Ханалая, а на бывшего инспектора господина Нана. Ему очень  не  нравилось, что Нан протащил этого разбойника  на  должность  наместника,  потому  что Ишнайя уже продал эту должность другому человеку за два  миллиона,  и  ему было ужасно досадно возвращать этакие деньги.  Гневно  указывая  на  Нана, первый министр промолвил:

        -  Когда  разбойники  превращаются  в  чиновников,  тогда    чиновники превращаются в разбойников. Когда чиновники  превращаются  в  разбойников, государство разрушается, как истлевший зуб. Когда государство разрушается, как истлевший  зуб,  каждый  делает  то,  что  кажется  ему  правильным  в собственных глазах.

        Господин Мнадес, распорядитель дворца, и заклятый враг  Ишнайи,  тоже смотрел на Нана, а не на Ханалая: ему было неприятно, что из-за этого дела в провинции Харайн его друг Нан слишком уж возвысился во мнении  государя. А господин Мнадес был человек мелкий и завистливый,  совести  в  нем  было меньше, чем костей в медузе, он делал множество неправд в  государственной казне и полагал, что глупо не изменять убеждениям,  но  еще  глупей  -  не изменять друзьям. Зять Мнадеса, Коркинна, перехватил  его  взгляд  и  тихо сказал:

        - Господин Нан, сколько я слышал, всегда считал, что нет ничего хуже, чем  менять  существующие  порядки.  Ибо    едва    лишь    начинают    ломать существующее во имя добра, как тут же приучаются  ломать  существующее  во имя зла.

        Господин Мнадес помолчал и молвил:

        - Господин Нан всегда считал, что ничего не бывает добрым и злым само по себе, но все - смотря по обстоятельствам.

        А молодой государь глядел на Ханалая, который приплясывал от радости, и на Нана, и завидовал людям,  о  приключениях  которых  говорит  народ  и чиновники, - а он, государь  скучает  в  нефритовом  дворце  под  небом  в серебряной сетке.

        День кончился, и солнце, подобно важному чиновнику, удалилось на ночь в личные покои, и место его заняли два  тоненьких,  услужливо  выгнувшихся секретаря-месяца. Пробили третью стражу.

        В это самое  время  на  плоской  кровле  городской  тюрьмы  показался человек в арестантской одежде. В лунном свете он был виден  очень  хорошо. Это был юноша вряд ли старше двадцати лет, с белокурыми волосами, бровями, изогнутыми наподобие ласточкина  крыла,  и  холодными,  навыкате  голубыми глазами. Плечи его были чуть широковаты. Он был очень  красив.  Звали  его Киссур.  Киссур  вынул  из-за  пояса  веревку,  приладил  ее  к  зубцу    и соскользнул вниз. Если бы сторожа караулили стену, они бы, бесспорно,  его заметили. Но сторожа в эту ночь выпили по три тыковки на брата, радуясь  и удивляясь тому, что настали сказочные  времена  и  справедливый  разбойник получил в управление провинцию. Теперь сторожа спали и видели во сне,  как они  разбойничают  в  темных  лесах:  ибо,  несомненно,    никакого    более вероятного пути к чину наместника им не было.

        Итак, Киссур соскользнул со

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту