Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

237

обширный инсульт. Джамалудин опытным врачом не был, но что Комиссаров долго не протянет, он понимал. В этот-то момент и поднялся с места один из членов делегации.

– Джамалудин Ахмедович, – вежливо сказал он, – поверьте, я лично и вся наша община глубоко потрясены трагедией вашего города. Зло – это страшная вещь, которая происходит каждый раз, когда деградирует дхарма и начинает преобладать видимость. И я бы хотел сказать, что зло и смерть – это видимость, а видимость – это зло и смерть…

– Ты что – язычник? – с любопытством спросил Джамалудин.

«О черт! Только не это!» – пронеслось в мозгу Кирилла.

– Я член общества сознания Кришны, – с достоинством проговорил заложник, – и я прибыл в ваш город с предложением построить мандир… То есть храм..

Я тебе покажу храм, – заорал Джамалудин, – ты у меня сейчас, тварь, отсюда вылетишь пинком и до самой Москвы будешь бежать не останавливаясь! Мало нам ваххабистов, еще и Кришну какого-то завезли!

– Джамалудин Ахмедович, – миролюбиво заметил один из заложников, – мы здесь все согласны бежать пинком и до самой Москвы. Вы только скажите, если вы кришнаитов отпускаете, мы здесь все кришнаитами станем.

Несколько боевиков расхохотались, а Джамалудин покраснел как рак, плюнул и вышел из зала. Кирилл повернулся, чтобы идти за ним, и вдруг столкнулся глазами с тем самым депутатом, который в прошлом году приехал в Куршевель с его бывшей женой. Человек этот когда-то пересекался по бизнесу с Владковским. У него была большая сеть супермаркетов. Он глядел на Кирилла немного нерешительно, словно раздумывая, стоит ли напоминать ему о знакомстве и даже, в некотором роде, родстве.

– Что, Сергей Александрович, – сказал Кирилл, – приехали магазины в Бештое открывать?

– Нет, – ответил заложник, – у меня были проблемы с прокуратурой. Наезжают на мою сеть.

– А в чем конкретно проблемы? – спросил Хаген.

Заложник посмотрел на лежащего без сознания Комиссарова и сказал:

– Думаю, что вы их решили.

Что же касается Джамалудина, то он прошел в бильярдную, где широкие окна, прорезанные в полутораметровой толще камня, обеспечивали лучшую связь, взял рацию и сказал:

– Заур? Как там Шапи?

***

В больничном коридоре, пахнущем краской и смертью, мэр Бештоя и первый вице-премьер России смотрели на черную коробочку, как на готовую взорваться гранату. Трое личных охранников Углова стояли у выходов из коридора, да на зеленой кушетке, под окном, сидел местный мент, который, как показалось Углову, командовал СОБРом. Во всяком случае, именно он обеспечил проезд кортежа.

– Заур? Как там Шапи? – повторил Джамалудин.

В эту секунду что-то ударилось в окно. Стекло задрожало и вылетело в коридор, обдав собровца дождем осколков, Углов, сбитый с ног собственным охранником, оказался на полу, а двое сотрудников ФСО подскочили к окнам и выставили наружу автоматы.

Заур по-прежнему стоял в простенке, с рацией в руке. В метре перед ним, между осколками стекла, валялась здоровенная каменюка. Скорее всего, ее кинули дети. Взрослые бы стреляли из ружья.

– Это камень, – сказал Заур.

– Что за камень? – спросил Джамалудин. – Что с Шапи? Углов поднялся с пола и тут же присел на банкетку; ноги его не держали. Из разбитого окна несло сквозняком, и теперь Углову хорошо было слышно, как за линией оцепления орет толпа.

– Джа-ма-лу-дин! Джа-ма-лу-дин! – кричали люди.

Заур внимательно поглядел на Углова и поднес рацию к губам.

– Шапи в больнице, – сказал Заур. – Я говорил с ним. Он сказал, что он ничего не подписывал. Его подпись – подделка.

Джамалудин, по ту сторону связи, молчал. Углов забрал у Заура рацию.

– Как видишь, – сказал Углов, – я выполнил твое условие. Теперь ты выполни свое.

– Конечно, Иван Витальевич. Как только ты выполнишь

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту