Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

197

района, Гамзата Ахмеднабиевича Асланова.

Сапарчи Телаев переглянулся с мэром Торби-калы. В одно мгновение Сапарчи понял, что сейчас произойдет.

Президент Асланов был недееспособен. Согласно конституции республики, в случае недееспособности президента его обязанности исполнял спикер парламента. Гамзата изберут спикером, и он будет исполнять обязанности своего отца до тех пор, пока тот не умрет.

И способа помешать этому не было. Нельзя отказать в просьбе перед гробом покойника, особенно если покойник просит сам.

В следующую секунду Сапарчи снова толкнул свою коляску, схватил микрофон и сказал:

– Иван Витальевич! Это совершенно правильное решение. Гамзат Ахмеднабиевич зарекомендовал себя опытным политиком. Человеком выдающейся воли, ума и обаяния. С ним наша республика в надежных руках.

– Исключительно правильный поступок! – вскричал мэр Торби-калы Шарапудин Атаев.

Это не поступок, это подвиг! – возразил ему лидер демократической оппозиции Саитбек Мирзабеков, – полоса несчастий, которая нависла было над республикой, миновала! И все благодаря мудрому решению Кремля!

Гамзат Асланов сидел в президиуме, выпрямившись, и его обтянутые белой лайкой пальцы постукивали о поверхность стола. Фотовспышки били в лицо, как Фаворский свет. Он сидел на том самом месте, где полгода назад человеку по имени Ниязбек Маликов влепили в затылок пулю из «Стечкина».

Ниязбек был мертв, а он, Гамзат, был жив, ибо Аллах всегда помогает праведным.

***

Черная «Ауди» Кирилла остановилась у горбольницы без пятнадцати десять.

Водитель остался в машине, а сам Кирилл, в сопровождении двух шкафообразных рож, поднялся на третий этаж, туда, где под попискивание осциллографа и под неуспыпным взором двух ментов в отдельной палате лечился человек с паспортом Магомеда Эминова.

На этот раз Магомед был в сознании. Он лежал в желтоватых от старости простынях, и его руки были похожи на клешни рака-отшельника: худая – слева, раздувшаяся от гипса – справа. Черные, как копирка, глаза равнодушно глядели в беленый потолок, и жилистая шея торчала из расстегнутого ворота полосатой пижамы. Возле больного хлопотал врач. При виде Кирилла он приветливо улыбнулся.

– Познакомься, Магомед, – сказал он. – это Кирилл Водров. Следователь из Москвы. Тот самый, который спас тебе жизнь.

Черные глаза перестали глядеть в потолок и глянули на Кирилла, и Водров поразился, насколько знание о человеке меняет взгляд на этого человека. Неделю назад Кирилл видел перед собой беспомощного, сломанного жизнью, рано поседевшего мужика, который в порыве отчаяния совершил глупое и страшное преступление, за которое с него стребуют еще более страшную цену. Теперь он видел седого волка. Человека, защищавшего Грозный в январе 95-го и бравшего его в августе 96-го. Человека, ушедшего по снегу из Первомайки и уцелевшего в аду роддома.

Этот человек выжил там, где сам Кирилл никогда бы не выжил, и Кириллу следовало учесть, что в схватке один на один оправившийся от побоев фанатик, несмотря на гипсовую клешню и простреленный бок, скорее всего, возьмет над москвичом верх.

Между тем врач прочел что-то в глазах Кирилла и обеспокоенно перевел взгляд с федерала на стоявших за ним громил.

– Выпишите его, – сказал Кирилл, – мы его увозим.

– Но…

– Заберите его, – приказал Кирилл.

Он поразился тому, с какой готовностью выдернули раненого из постели. Один из ментов бросил его на колени, и врач закричал:

– Вы не можете! У него сложный перелом!

В следующую секунду наручники защелкнулись за спиной арестанта, и Кирилл увидел его глаза. Они были стеклянные, как у чучела. С губ пленника не сорвалось ни единого стона. Взгляд врача окатил Кирилла, как ушат помоев.

– Погодите! – вдруг отчаянно вскричал врач. – Хоть куртку-то

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту