Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

75

гостиную.

Там они сели по две стороны маленького шахматного столика, на котором не было ничего, кроме тарелки с орешками и салфетницы, и Арзо сказал:

– Я приехал к тебе от имени моего родича Джабраила попросить за его сына. Ташов готов мыть тарелку, из которой ты ешь, и пить воду от твоего омовения. Он никого не ценит после своей матери, кроме тебя. Попроси его простить Русика, а все остальное Джабраил берет на себя.

– Это дело Ташова, – ответил Джамалудин, – как он решит, так и будет.

– Послушай, Джамал, – сказал Арзо, – ты же знаешь, что Русик никого не убивал, да и не подряжался на это. Он единственный сын Джабраила, а сейчас он прячется по норам, и его старая мать слегла с сердцем.

– Чем иметь такого сына, лучше не иметь никакого, – ответил Джамалудин.

– Послушай, Джабраил вытащил из Ташова три пули. Когда он оперировал его, у Ташова во всем теле осталось пол-литра крови, а Джабраил ведь знал, что он оперирует человека, который убьет его сына. Ташов и Русик сейчас братья, им подарил жизнь один и тот же человек.

– Я сочувствую горю Джабраила, – сказал Джамалудин, – он хороший человек. Но что стоит отец, который не умеет воспитать собственных детей? Я не буду вмешиваться в это дело.

Арзо молчал довольно долго. Потом он потянулся, взял из мельхиоровой вазочки салфетку и начал набрасывать на ней что-то вроде плана.

Сначала под карандашом Арзо появились очертания двух параллельных улиц и их названия. Потом – ровные треугольнички гор. Потом квадратик с надписью: «глава администрации». С самого верха Арзо написал «Тленкой». Арзо показал салфетку Джамалудину, а потом достал из кармана зажигалку и щелкнул колесиком. Арзо держал салфетку, не шевелясь, пока она не догорела до самых его пальцев.

– Хромой Иса. И его брат, – тихо сказал чеченец, – ты ничего не слышал.

Джамалудин молча смотрел на пепел от салфетки. Потом он встал и сказал:

– Я поговорю с Ташовом.

***

Джамалудин проводил Арзо до его машин и обнялся с ним на прощание, а потом вернулся в банкетный зал, размерами напоминавший сухой док для атомных субмарин. В доке сидели человек пять. Некоторые смотрели телевизор. Шапи и Хаген играли в шахматы. Ташов, оправившийся от ран, сидел на ступеньках ведущей на второй этаж лестницы и вытачивал десантным ножом какую-то статуэтку.

Джамалудин подошел к Арийцу и вполголоса отдал приказания.

– Сколько человек? – спросил Хаген.

– Нам хватит тех, кто дежурит, – ответил Джамалудин, – свяжись с Гаджимурадом. Скажи, чтобы проверил дорогу. Русский спит?

Хаген кивнул.

Когда, через десять минут, «Хаммер» Джамалудина приехал на базу, на плацу у полосы препятствий стояли десять бойцов. Другой взвод уже выехал в горы.

Мир спал, весь, кроме часовых на вышке. Дневной дождь замерз и обернулся крупными ленивыми снежинками, кусты и щетинистая трава снова были белыми, и пятно света перед бойцами было как желток яичницы посереди свежевыпавшего снега.

Джамалудин поднял руку, давая знак «по машинам», и в эту секунду в круг света из-за кустов вышел щуплый человек в вельветовых брюках и кожаной куртке.

Это был Кирилл Водров.

Джамалудин обменялся взглядами с Хагеном.

Кирилл обвел взглядом людей с гранатометами и снайперками, зябко поежился и сказал:

– Тебе придется либо застрелить меня, либо взять с собой.

Джамалудин внимательно оглядел русского. По нему было ясно, что он не шутит. Вообще в этом федерале было что-то странное, и самым странным было то, что он до сих пор не попросил у Кемировых денег. Даже после истории с Джаватханом.

– У тебя дурная привычка соваться за мной не туда, куда надо, – сказал Джамалудин. И ткнул пальцем в одного из бойцов, остававшихся на базе, и ростом и комплекцией напоминавшего Водрова: – У тебя сорок секунд,

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту