Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

128

он с Киссуром и  Ашаданом выехал на  поросшую рыжими цветами  полянку.  Киссур, отъехав  в другой конец полянки, разглядывал мох на дереве, видимо, гадал.

        В этот миг на полянку  выскочил медвежонок и, ошалев, полетел вверх  по дереву.

        - Не надо, - сказал Киссур брату, - это дурной знак.

        Но Ашидан уже натянул лук и выстрелил: медвежонок отцепился от дерева и упал.  Ашидан спрыгнул  с  седла  и  побежал  к медвежонку. В этот миг кусты раздвинулись, раздался рев, и на полянку вывалилась огромная, черная с бурым медведица.

        - Ашидан! - заорал Бемиш.

        Ашидан  обернулся. Медведица поднялась  на задние лапы, а  юноша  стоял перед ней, растерянный, с обломком стрелы, вытащенным из ее сына.

        Бемиш выхватил пистолет. Но раньше,  чем он успел поднять  руку, Киссур скатился с мечом с седла и поднырнул медведице под брюхо. Ашидан, взвизгнув, отскочил в  сторону. Бемиш выстрелил. Медведица  грузно  взмахнула лапами  в воздухе и обрушилась на Киссура. Дернулась и застыла, словно куча сваленного с самосвала торфа.

        Бемиш и Ашидан бросились к медведице.

        - Киссур, ты жив?

        Никакого ответа.

        Бемиш  подбежал  и стал дергать медведицу за ухо.  В эту  секунду груда мертвого, казалось бы, мяса, зашевелилась, и из-под нее выпростался Киссур.

        - Черт, - оскалился он, - меч...

        Но и  меч, когда  медведицу перевернули,  оказался цел, - он вошел ей в брюхо чуть не по самую крестовину.  Осмотрели морду: пуля пришлась медведице прямо в глаз.

        Да, охота была славная; даже Сушеный Финик, который не умел  улыбаться, визжал и ухал, а потом сел  к  костру у колен Киссура и запел те свои песни, которые Бемиш столько раз  слышал с  магнитофончиков в рабочих бараках,  что уже научился любить.

        Обратно  ехали, когда уже вечерело.  Кони шли  по тропинке двое в  ряд, черная жирная земля осыпалась  под их копытами, справа темной стеной вставал лесной  склон,  слева лохматое  солнце садилось  за  далекие горы,  покрытые сверкающим  снегом, словно  торт  белой  глазурью. Птицы вспархивали  из-под копыт,  жизнь  была    дивно  хороша.    "Господи,  какой  отель  можно  здесь построить", - мелькнуло  у  Бемиша в голове,  -  он  был человек практичный, всегда искал, как приспособить природу к деньгам.

        Ашидан,  после  случая  с медвежонком, погрустнел, и теперь  как-то так получилось, что  Киссур со свитой поскакали  вперед,  а Бемиш отстал и  ехал рядом  с Ашиданом. Тот был бледен, - то  ли от  травки, которую  возделывали крестьяне на здешнем поле, то ли от Кембриджа.  Бемиш наклонился к Ашидану и негромко спросил:

        - Киссур знает, что вы - наркоман?

        -  Я  не  наркоман,  мне  просто  интересно!  Я  в  любую  минуту  могу прекратить.

        Бемиш,  помимо воли,  хмыкнул.  Юноша  вздрогнул. Потом вдруг  оборотил серые глаза к землянину. Зрачки их были неестественно сужены.

        -  Это не  моя, это ваша вина, - сказал  он,  - семь лет назад из этого замка  правили  Варнарайном,  а  теперь  это  дыра,  потому  что  рядом  нет восьмиполосного шоссе! Вы прогнали наших  богов, а что вы нам  дали  взамен? Банку с пепси-колой?

        Ашидан схватил землянина за руку.

        - Эта  трава здесь росла всегда! Ее  ели, чтобы говорить с  богами!  Вы даже разговоры с богами объявили уголовным преступлением!

        - Бросьте, Ашидан! Вы не говорите ни с богом, ни с чертом, вы жрете эту траву для собственного удовольствия и боитесь Киссура, потому что  он вас за эту траву запихнет в клинику для наркоманов или просто посадит на цепь.

        -  Я боюсь  меча,  который он с собой взял, -  сказал Ашидан. - Я видел этот меч в руках Ханалая, а души убитых после смерти уходят в их мечи.

        Ханалай  был тот самый  мятежник, который семь  лет

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту