Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

143

после штурма полпред президента Российской Федерации Владислав Панков возвращался из Шамхальска, где он открывал новую школу. С ним в машине был его друг Хизри Бейбулатов, и вся колонна состояла из трех автомобилей. Впереди шли два бронированных «мерседеса», так, чтобы нельзя было понять, в каком из них находится федеральный чиновник, и сзади шел «лендкрузер».

        Когда они проехали очередной блокпост, Панков внезапно сообразил, что они едут той же дорогой, по которой вез его девять лет назад Ниязбек. Дорога спускалась с гор к пыльному городу у синего моря, отделанного белыми барашками волн, и на небе не было ни единого облачка. Вершины гор вдалеке сверкали, словно облитые сахарной глазурью, и дорожка расплавленного металла бежала по морю к вечереющему солнцу. Вотвот они должны были обогнуть Торбитау и увидеть чуть ниже себя прибрежные солончаки и зеленое поле для гольфа.

        Шоссе пересекал неохраняемый переезд, давно заброшенный и разбитый колесами бесчисленных грузовиков. Машины несколько сбросили скорость, подъезжая к нему.

        В следующую секунду «мерс» подбросило. Панков успел еще заметить, как выгорает краска на сорванной взрывом двери автомобиля, а потом мир вокруг завертелся и погас.

        ФАБ250, похороненная под переездом полгода назад, разорвалась между двумя бронированными «мерседесами», потому что взрывник не знал, в котором из них находится полпред. Первый автомобиль был уничтожен совершенно. Второй смяло, как консервную банку, оторвало капот и отбросило назад. Пассажиры вылетели с заднего сиденья, как мясо из взорвавшейся скороварки.

        Панков увидел, что он лежит посреди белого сверкающего шоссе. Шоссе шло вверх, к янтарному шару солнца, сияющему в воротах неба. Далекие горы стояли вокруг шоссе, как ограда дивного сада, изза гор свешивались ветви с рубиновыми плодами и слышалось пение птиц, и по этому шоссе, прямому, как луч света или полет пули, к Панкову шел человек. Он был очень высок, еще выше, чем при жизни, в синих джинсах и чистой белой рубахе с длинными, несмотря на жару, рукавами, и через плечо у него, как сумка почтальона, был перекинут «Калашников» на длинном сером ремне. У человека было чисто выбритое лицо и темные, как спелая черешня, глаза, и ему было не больше тридцати, как и всякому мусульманину, попавшему в рай. Панков улыбнулся, увидев этого человека, и протянул руку, чтобы тот помог ему встать.

        – Ниязбек, – сказал Панков, – я так рад, что ты меня простил. Ты пришел мне помочь?

        – Нет. Я теперь не могу тебе ничем помочь.

        – Это потому, что ты мусульманин, а я нет? – спросил Панков.

        – Нет. Это не поэтому.

        Тут Панков открыл глаза и понял, что белого шоссе нет. Он лежал навзничь, и высоко над ним было голубое небо без единого облачка, а вокруг него – острая галька обочины и пылающие в трех метрах машины. Боли не было, но Панков знал, что дело плохо. Он лежал спиной в какойто луже, и он понял, что эта лужа – вытекшая из него кровь.

        Панков повернул голову и увидел, как изза горящих машин выезжает белая «девятка». Дверцы «девятки» распахнулись, и из нее вышли трое человек. Все они были в камуфляже и черных масках, и, пока они шли к Панкову, они сняли эти маски. Они шли уверенно, не переходя на бег, как будто знали, что никто в целом мире их не остановит и что сейчас на этой дороге нет никого, кроме них – и умирающего полпреда.

        Когда они сняли маски, Панков узнал в них Джаватхана и Магомедсалиха, а потом третий человек вышел вперед, и Панков увидел черные с проседью волосы и фиолетовые глаза Вахи Арсаева. Они подошли к лежащему в крови человеку на расстояние полуметра, и Джаватхан вынул изза пояса «стечкин». Панков хотел попросить, чтобы ему дали умереть самому,

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту