Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

132

не управлял республикой, если не считать управлением возможность убить и арестовать любого человека на ее территории. В том же, что касается собственно управления, в республике царил бардак, и две трети нефти из компании, возглавляемой сыном президента, уходили сквозь дырки в трубе.

        Всем людям, возросшим при бардаке, будет очень приятно, если президент Асланов лишится половины власти. Двух третей власти. Девяти ее десятых. Но если вся власть в республике окажется в руках Маликова, им придется подчиниться или умереть. Ниязбек Маликов – это не тот человек, который будет продавать должности и позволять воровать нефть через дырки.

        Ниязбек понимал, что перед тем, как парламент примет решение о независимости, в Доме на Холме должно быть гораздо меньше любителей двух миллиардов и гораздо меньше любителей бардака.

        Третья причина была гораздо сложнее, но опять же не имела отношения ни к нерешительности, ни к экономике.

        Так или иначе после своего разговора с русским полпредом Ниязбек обратился не к парламенту, а к Аллаху, и беседовали они один на один, без корреспондентов и телекамер.

        Выйдя из комнаты отдыха, Ниязбек надел ботинки и взял автомат. В кабинете его друзья смотрели какуюто пленку, хранившуюся в сейфе. Кажется, это был компромат на старого прокурора.

        Ниязбек вышел в приемную. Там сидели человек двадцать, кто на стульях, кто на корточках, и еще столько же человек торчали у дверей в коридоре. Чуть поодаль на подоконнике сидел щуплый парень, которого Ниязбек когдато тренировал. Парень второй год находился в федеральном розыске и считался одним из близких Вахи Арсаева.

        Ниязбек подошел к парню, чуть повернул голову и сказал:

        – Скажи Вахе, пусть сам приходит. Куда он заполз, как ящерица в скалу?

        – А ты его не убьешь?

        – Либо убью, либо нет, – философски рассудил Ниязбек.

          ***

       

        Президент Асланов впервые позвонил полковнику Мигунову по спецсвязи в пять без пятнадцати.

        – Прекратите все переговоры и берите их приступом, – заявил президент, – сколько вы будете терпеть этот позор? Ваш полпред в заложниках, мои сыновья в заложниках! Их надо немедленно освобождать!

        – У меня приказа нет, – ответил Мигунов.

        – Я вам отдаю приказ!

        – Приказ мне может отдать только президент или глава Штаба, – ответил Мигунов.

        Бросил трубку и подошел к окну. Толпа, отгороженная от здания ФСБ тройным кордоном, продолжала расти. Около порта зарождался еще один митинг. Полковнику сначала донесли, что это собираются приверженцы президента, но потом оказалось, что людей выводит какойто парень, сильно напомнивший Мигунову кентавра. Снизу – инвалидная коляска, сверху – Шварценеггер. Парня звали Телаев, и, судя по его бицепсам, ноги он потерял не под трамваем. С запада тянуло густочерным дымом – это догорала усадьба Гамзата Асланова, но больше в городе ничего не разграбили.

        – Ты был в Грозном при первом штурме?

        Полковник обернулся. В двух метрах за ним, у покорябанного стола для совещаний, стоял Арзо, и лицо его было разлиновано временем и морщинами. За шорохом заоконной толпы Мигунов не услышал, как чеченец вошел в кабинет.

        – Новогоднем?

        – Нет. Когда приходила оппозиция. В ноябре. Мигунов покачал головой.

        Чеченец подошел к окну и прижал руку к стеклу, пристально разглядывая толпу.

        – Тогда весь город опустел, – сказал Арзо. – Сбежали все. Не было никакого ополчения, было двести человек на весь город. Пятнадцать у Шамиля, десять у Гелаева, и мы ездили друг к другу на машинах, чтобы убедиться, что нас не десять и не семь. А город был пуст. Одни думали: это же русские, как можно победить русских? А другие думали: что нам Джохар, чтобы его защищать? Мало ли кто

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту