Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

124

что Ибрагим станет президентом? Ты? Асланов? Его детки? Нет, их распространял замглавы Администрации президента.

        Панков молчал.

        – Просто Иван Витальевич не рассчитал, – продолжал Арзо. – Ибрагима убили. И он остался с тобой в качестве полпреда и без денег. И тогда он решил сыграть в ту же игру снова. Только на этот раз с Ниязбеком в роли главного пугала. Конечно, трудно было поверить, что ты назначишь Ниязбека президентом, всетаки он чересчур…

        – Чересчур горец, – угрюмо сказал полпред.

        Ну если хочешь. Чересчур горец. Но можно было разогреть ситуацию до такой степени, чтобы Асланов в это поверил. И он поверил. Он полетел в Кремль. Как ты думаешь, Слава, почему Иван Витальевич не позвонил тебе ночью? Почему он позвонил только утром? Потому что ночью он дожимал Асланова! Представляешь, сколько он выжал? Два миллиарда долларов ежегодно, из них половина уходила на счета в саудовских банках, и так в течение последних восьми лет! Сколько денег лежит на счетах, если в Доме на Холме миллионы валяются на полу? А? Это тебе не триллион рублей наличными в железнодорожном вагоне. Панков вздрогнул.

        – Ты хочешь сказать?

        – Да. Тот триллион тоже ушел Ивану Витальевичу. Следующий вопрос сорвался у Панкова с губ раньше, чем он осознал, что спрашивает:

        – Скажи, Арзо, а почему ты служишь нам? Мы искалечили твоего сына. Мы убиваем твой народ.

        Чеченец сидел напротив Панкова. Подтянутый, прямой, с легкой сединой в волосах, и вдруг Панков понял, что знает ответ, и знает его от самого Арзо, который перед обменом всегда калечил русских солдат. Не потому, чтобы получить удовольствие, а потому, чтобы нанести максимальный ущерб врагу. Ведь самый страшный ущерб – это не мертвец, про которого все забыли. Самый страшный ущерб – это калека, который не может работать, просит милостыню и сеет в обществе боязнь, страх, и нелюбовь к попрошайкам. «Он помогает нам калечить друг друга, – вдруг понял Панков. – Один калека в Кремле с ампутированной совестью – это в тысячу раз страшней миллиона безногих в метро. Этого калеку не выдержит никакая страна. Никакая экономика».

        Арзо улыбнулся и сказал:

        – Какая разница? Вы лучше платите.

        У Панкова было такое чувство, как будто его вывернули наружу, намотали на тряпку и этой вывернутой стороной вымыли общественный туалет.

        – Иди к Ниязбеку, – сказал чеченец, – и объясни ему, что он должен уйти. Все равно толку не будет. Его объявят сепаратистом, а Дом на Холме возьмут штурмом.

        – И положат при этом половину правительства?

        Арзо пожал плечами.

        – Тех, кого убьют, объявят сообщниками Ниязбека. А те, кто уцелеет, станут освобожденными заложниками. Это будет замечательный штурм, совершенно без невинных жертв. Все, кто умрет, будут террористы, а кто выживет, будут их пленники.

        Полпред молчал.

        – Он не опасен, его отпустят. Дело он сделал. Бабки заплачены. Пусть идет куда хочет. – Арзо осклабился и добавил: – А то ведь моих пошлют на штурм. Забавно, правда? Арзо Хаджиев и его федералы уничтожили террориста Ниязбека Маликова. Могло ли тебе такое присниться в том подвале?

          ***

       

        Когда Панков и Арзо вышли из кабинета, полпред заметил, что полковник из «Альфы» держится както странно и пристально вглядывается в лицо чеченца.

        Они вышли из здания, и тут Панков вспомнил, где он раньше видел полковника Мигунова. Это был тот самый «альфовец», который сопровождал Арзо по московским ресторанам в девяносто девятом году.

        Мигунов бесстрастно посмотрел вперед, туда, где Арзо отдавал короткие злые приказания своим бойцам, и Панков вдруг понял, что Мигунов его тоже узнал.

        – Я ошибаюсь, – спросил полковник, – или это тот чечен, которого мы охраняли?

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту