Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

99

колода, – не видишь, человека в больницу везу. Это охранник полпреда.

        Первая городская больница находилась в трех кварталах от блокпоста.

        – Вы кто такие? Почему автоматы? Всем наружу, автоматы на землю!

        – Да я начальник! Я знаешь какой начальник, – сказала колода и вытащила из штанов с необъятной мотней удостоверение, на котором золотыми буквами было выведено: ГРУ.

        «Боевики», – с ужасом понял Сташевский и выстрелил раньше, чем понял.

          ***

       

        Ниязбек разговаривал с Хизри во дворе полпредства, когда у него в кармане встрепенулся телефон.

        – Ниязбек, омоновцы застрелили МагомедРасула! Блокпост на Шамиля!

          ***

       

        Джаватхан услышал о расстреле в семь часов ноль три минуты. Джаватхан в это время был во дворе дома Шахбановых.

        Он только что привез тело вместе с матерью покойного, и труп еще лежал, в чехле из черной пленки, в старенькой «Скорой», а Патимат рыдала на плече мужа, и пять ее живых сыновей угрюмо стояли посреди двора.

        Джаватхан выслушал сообщение, захлопнул телефон и сказал:

        – Я должен ехать.

        Что случилось? – спросил один из братьев Шахбановых, самый младший, лет шестнадцати, тощий и гибкий, как стальная проволока.

        – На проспекте Шамиля застрелили МагомедРасула. Похоже, они убивают тех, кто был сегодня в ХаронЮрте.

        – Мы поедем с тобой, – сказали братья.

          ***

       

        Блокпост на Шамиля находился в десяти кварталах от резиденции полпреда. В толпе никто не расслышал выстрелов, но зато все увидели, как из ворот особняка на огромной скорости вылетел джип Ниязбека и шарахнулся вниз по улице, едва не задавив расскочившихся ментов.

        А затем в воротах появился Магомедсалих и крикнул:

        – Федералы застрелили брата Ниязбека!

        Толпа глухо заворчала, как медведь, в которого ткнули рогатиной.

          ***

       

        Капитан Сташевский стоял у искалеченного джипа, и руки его тряслись. И двух минут не прошло со времени расстрела. Перед ним на асфальте лежали два тела, и третий человек, который ехал в своей машине сразу за джипом и в которого не стреляли, потому что он был русский, стоял возле омоновцев и крыл их таким матом, которого в Сибири отродясь не слыхали.

        В руках капитан держал два удостоверения. Одно из них принадлежало главному инженеру Главного ремонтного управления г. Торбикала МагомедРасулу Магомедову, а другое – сотруднику ФСО Александру Романову, и именно труп Романова и лежал перед Сташевским.

        Взвизгнули тормоза, и к блокпосту, огибая новосибирских омоновцев по гиперболе, вынесло черный «ниссан». По иронии судьбы, «ниссан» был искалечен куда больше джипа, левое крыло было вообще снесено начисто, простреленная дверь заляпана кровью. Но на этот раз Сташевскому было все равно.

        Из «ниссана» выскочили четверо. Самый главный, высокий, гибкий, со шрамом на шее и жестокими темными глазами, не обращая никакого внимания на омоновцев, присел на корточки перед Магомедовым и тут же мгновенно поднялся.

        – Он еще жив! Быстро в больницу!

        Магомедова подняли и поволокли в джип. К блокпосту подлетели еще две иномарки, а через секунду – еще одна.

        Капитан Сташевский вдруг перепугался. Он полагал, что самое страшное, что его люди откололи сегодня, – это убийство капитана ФСО. Последние две минуты Сташевский не сомневался, что за капитана Романова с него спустят шкуру вместе с ногтями и зубами и дадут по меньшей мере десять лет.

        У блокпоста затормозила новая машина, и Сташевский окончательно понял, что десять лет в лагере – это еще не главная неудача в жизни. Ему стало страшно. Ему было так же страшно, как три года назад было страшно щуплому ингушу, который жался в подземном переходе к стенке перед патрулем и которого тогда

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту