Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

41

семейные  дела  покойника были для него новостью.

        - Как называется веселое место?

        - Не упоминали, господин.

        - О чем они говорили еще?

        - Дануш Моховик требовал,  чтобы  женщина  переехала  к  нему,  а  та возражала, что если это сделать, то она потеряет обещанный  вами  домик  и много денег, а до вас дойдет слух, что дело нечисто.

        - А как ты это выяснил, - спросил Андарз.

        Шаваш вынул из-за пазухи крупное яблоко.

        - У безутешной вдовы в саду, - сказал Шаваш, - растут дивные  яблоки. Я подумал: "Все равно, когда она уедет, эти яблоки оборвут всякие негодяи. Справедливей, чтобы  они  достались  мне,  нежели  чтобы  послужили  пищей кому-нибудь другому." Вот я полез в сад и все слышал.

        - Гм, - сказал Андарз, - и если бы тебя поймали, то оказалось бы, что ты полез за яблоками.

        Шаваш стал на колени и поцеловал мягкие сапожки хозяина.

        - Я бы, - сказал Шаваш, мечтательно поднимая голову, - еще раз сбегал бы туда за яблоками.

        Андарз взял из рук Шаваша яблоко, очистил ножичком кожуру,  надкусил. Потом выудил из кармана золотой и вложил его в ручонку Шаваша.

        - Хорошее яблоко, - сказал императорский наставник.  -  И  за  каждое яблоко, которое ты мне принесешь, ты получишь  по  золотому.  Но  если  ты спрячешь от меня хоть одно яблоко...

        Когда Нан вернулся в управу у Белых Ворот,  был  уже  вечер.  На  его столе лежали список заведений, посещавшихся покойным  Ахсаем  и  такой  же список,  касавшийся  секретаря  Иммани,  и  копия  отчета  об    ограблении господина Иммани в Козьем лесу. Пять названий в списке были общими.

        Господин Нан изучил отчет,  пожал  плечами,  и  отправился  в  дом  к господину Андарзу. Господин Андарз принял его в  своем  садовом  кабинете. Стены кабинета, из розового дерева,  были  украшены  золотой  резьбой.  На стенах висело несколько рисунков с  подписью  императора.  Рамки  их  были обиты мехом горностая. Из окна кабинета до самой земли свисала веревка для жалоб: государь Иршахчан распорядился, дабы в управах  и  усадьбах  висели такие веревки, привязанные к колокольчикам, и чтобы  за  них  мог  дернуть любой человек. Чтобы веревка не мешала Андарзу сочинять стихи, он  обрезал колокольчик и поставил  его  на  стол,  а  веревку  приторочил  к  оконной решетке.

        Господин Андарз сухо поздравил Нана с утренним происшествием.  Будучи человеком деликатным, он не стал напоминать чиновнику о имеющихся  у  него бумагах касательно налогов с храма Исии-ратуфы, каковые бумаги  совершенно бы уничтожили Нана в глазах Нарая, но ему было  вдвойне  приятно,  что  он имеет эти бумаги.

        Вместо этого господин Андарз прочитал Нану свое  стихотворение  и  со злорадством заметил, как чиновник беспокойно  заворочался  в  кресле.  Еще пять лет назад господин Андарз выделил экзаменационное стихотворение Нана, как самую блестящую  имитацию  хорошего  стихотворения  при  самом  полном отсутствии чувства стиха.

        - Господин Андарз, - сказал Нан, - я по-прежнему убежден, что  письмо находится у кого-то из близких вам людей, и что этот человек не  осмелится передать его Нараю, опасаясь погибнуть вместе с вами. Найти этого человека можно двумя способами. Можно  выяснить,  в  какой  из  харчевен  и  с  кем собирался встретиться убитый, потому что, как я уже сказал, большая  часть сделок такого рода совершается в  безопасных  от  убийства  местах.  Можно также попытаться выяснить, кто ограбил три месяца назад секретаря  Иммани, если его кто-нибудь  ограбил  вообще.  Признаться,  то,  что  я  слышал  о господине Иммани, не внушает мне радости:  верности  в  этом  человеке  не больше, чем воды в треснутом кувшине, и нет  такой  вещи,  которой  он  не способен совершить.  Правда

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту