Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

65

        А Ниязбек Маликов потратил на него ровно десять минут, столько же, сколько он потратил на какогото худого старика, заехавшего во двор на ржавой «пятерке», и на двоих черкесов в «гелендевагене». Остальное время полпред сидел за общим столом среди людей в тренировочных штанах. Точнее, министров в тренировочных штанах.

        Что, если на то пошло, он знает о человеке по имени Ниязбек Маликов?

        Он знает, что тот спас его жизнь.

        Арзо украл Панкова, а Ниязбек его спас.

        Но разве Ниязбек так уж отличался от Арзо?

        Ниязбек ездил с вооруженными охранниками по чеченским горам. Он ездил свободно там, где федералам был путь закрыт. Он говорил свободно с теми, кто разговаривал с федералами только языком пуль. Он заходил в их дома, ел на их свадьбах и соболезновал на их похоронах. Он был свой – а что надо делать, чтобы стать своим для таких, как Арзо?

        Ниязбек воровал людей – он сам открыто в этом признавался. Ниязбек убивал – в этом у Панкова не было никаких сомнений, и по крайней мере на двух человек в окружении Ниязбека указывали как на закоренелых киллеров. Не бандитов даже, не боевиков, каким бы ни было растяжимым это понятие в здешних местах, под боевика здесь спокойно попадали министры. Киллеров. Профессионалов высокого разряда. Мастеров спорта по взрывному и снайперскому делу.

        Игорь Маликов никогда не рассказывал Владиславу о своем брате. Что он мог бы рассказать еще, кроме безобидной по местным меркам истории об оружии, провезенном с помощью депутатской «корочки» через полМосквы?

          ***

       

        Полпред ушел, а Ниязбек Маликов спустился во двор, к накрытому столу. Он налил себе воды, но потом взглянул на солнце, краешек которого еще торчал изпод моря, поставил стакан на место и сел.

        – А ведь он прав, – сказал Хизри.

        Он стоял за дверью и слышал весь разговор.

        Ниязбек покачивался на белом пластиковом стуле, и рука его поглаживала ремень автомата. Турнир между Московским городским гольфклубом и сборной республики был назначен на послезавтра, и на этом турнире президент Асланов должен был играть в паре со своим сыном Гамзатом.

        – Глупо будет, если мы убьем не того, – сказал Хизри.

        Ниязбек молча встал и ушел в дом. Там он расстелил коврик и начал молиться.

        Когда он вернулся, народу за столом немного прибавилось; приехали два племянника Ниязбека и с ними – младший брат Магомедсалиха. Месяц рамадан еще не наступил, но в этом доме многие держали уразу по два месяца, и ожидали заката солнца, чтобы поесть.

        – Поехали, – сказал Ниязбек, – надо поговорить кое с кем.

          ***

       

        Спустя пять минут черный бронированный «мерс» Ниязбека остановился перед невысокой стеной частного дома.

        По иронии судьбы, дом находился на самой охраняемой трассе города: именно по этой дороге ездил в парламент Гамзат Асланов. Двухэтажный каменный дом переходил в двухметровый забор вокруг участка, железные ворота вели прямо в гараж, и над вделанной в них калиткой висела камера наблюдения. Тротуар перед домом был тщательно подметен, а у выезда стояли два больших горшка с красными цветами. Собственно, все дома на правой стороне улицы выглядели так же, и только напротив дома стоял очень ветхий деревянный особнячок. В нем размещалось здание народного суда.

        «Мерс» проехал на полметра вперед перед воротами и остановился, загораживая выезд. Ниязбек, отворив дверь, вышел из машины. Магомедсалих тоже хотел вылезти, но Ниязбек бросил: «Сиди» – и захлопнул дверь.

        Джип сопровождения ждал в трех метрах. Из него вышли два охранника с автоматами, нерешительно потоптались и по жесту Ниязбека сели обратно внутрь.

        Ниязбек остался на улице один. Быстро темнело; солнце заваливалось кудато в море,

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту