Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

63

а здесь они являлись элитой общества. Здесь они покупали себе – деньгами или угрозами – должности министров, и, стало быть, было чтото такое в атмосфере этих гор, что радикально отличало этих людей в черных майках от их российских коллег. Панкову не хотелось себе признаваться, что это чтото было верой в Аллаха. И что это чтото отличало людей Ниязбека не только от их российских коллег, но и от шайки, которая именовалась семьей президента Асланова.

        Панков, раздраженный тем, что он не может поговорить с девушкой, вернулся к столу и принялся грызть кусок засахарившегося щербета.

        Рядом с ним Магомедсалих играл в шахматы со старшим одиннадцатилетним сыном Ниязбека, и, приглядевшись, Панков с досадой понял, что всетаки гольф – это единственный вид спорта, в котором он мог бы победить молодого аварца. Выиграв партию, Магомедсалих встал и щелчком опрокинул вражеского короля.

        – Бах! Контрольный выстрел, – сказал Магомедсалих.

        Две недели назад Магомедсалиха Салимханова назначили заместителем гендиректора морского порта, и Панкова так и подмывало спросить, как это назначение связано с кратковременной пропажей самого директора, наделавшей много слухов в Торбикале.

        Ниязбек между тем попрощался с очередным собеседником, приехавшим на бронированной «ауди», проследил, как уезжает машина, и подошел к Панкову.

        – Поговорим? – предложил он.

        Они поднялись по наружной лесенке на второй этаж и оказались в просторной гостиной с диванами и коврами. В углу стоял огромный плоскоэкранный телевизор.

        Панков про себя с раздражением подумал, что ему, видимо, оказали большую честь. Если со всеми остальными посетителями разговаривали возле машины или за общим столом, то его, так и быть, пригласили в дом. Потом Панков глянул вниз и обнаружил, что забыл снять туфли. На тонком чернобордовом ковре остались их отпечатки, и полпред почувствовал себя европейским дикарем, зашедшим в мусульманский дом. Он покраснел, подошел к порогу комнаты и скинул обувь.

        Когда он вернулся, Ниязбек уже сидел в тяжелом кожаном кресле. Удобная свободная одежда скрадывала его мускулы, темнокоричневые совиные глаза смотрели спокойно и чуть устало, и под этим взглядом московский чиновник смутился и вдруг спросил вовсе не то, что он намеревался спросить.

        – Ниязбек, почему ты себе не купишь должность? Ты вон Джаватхану купил замминистра по налогам, почему не себе?

        – Это – хорам, – сказал Ниязбек – Запрещено.

        – Что – харам?

        – Налоговая. Таможня. Они – харам. Мусульманин должен платить закят, и больше ничего. Как же я буду собирать с других мусульман деньги, которые они не должны платить?

        – А банкиром быть – тоже харам?

        – Конечно.

        Панков внезапно вспомнил одну из старых выходок Ниязбека, про которую ему рассказали неделю назад. Случилась она еще в те времена, когда всесильный серый кардинал республики Гамзат Асланов был простым коммерсантом и шурином Ниязбека. Тогда Гамзат взял кредит в какомто банке и, естественно, его проел. Ниязбек пришел в банк и предложил, что он вернет половину кредита, а другую половину пусть простят. В банке отказались, и тогда Ниязбек со своими людьми положили банкиров на пол, пистолетными выстрелами раскурочили сейф и сожгли все бывшие там бумаги, и том числе и кредитную документацию. Дело было в начале 90х, никаких компьютерных копий у банка не было, и банк вскоре умер. Оказывается, с точки зрения Ниязбека, он вообще не совершал ничего плохого, а просто наказывал людей, которые занимаются небогоугодным делом – дают деньги под проценты.

        – Значит, налоги собирать – харам. А убивать людей?

        Ниязбек помолчал.

        – У мусульманина, – сказал Ниязбек, – есть пять обязанностей. Веровать

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту