Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

109

чувство. Ничего  предосудительного? Что  он имеет в виду? Что Бемиш не мошенничает? Или что вся грязь проходит мимо документов?

        - Так хотите, я что-нибудь подпишу?

        Бемиш колебался. С одной стороны, два документа действительно требовали подписи государя, - жди потом эту  подпись три  недели. С  другой стороны, а что, если Шаваш  будет недоволен? Решит, что Бемиш прокрался в сад, разыскал за спиной  Шаваша  государя,  наговорил  ему бог  знает  что,  лишил  Шаваша полагающихся для такой подписи подарков и вообще вел себя неприлично.

        Бемиш поднял глаза. Император вдруг скорбно улыбнулся и промолвил:

        - Простите.  Я знаю,  что  моя  подпись немного значит,  но я все время забываю, что она может и повредить.

        "Господи! - изумился Бемиш, - он все понимает! Но почему же..."

        - Я хотел бы сделать вам что-нибудь приятное, - сказал государь.

        - Вы... Я видел несколько ваших картин. Можно посмотреть другие?

        Государь улыбнулся.

        - Пойдемте.

        Через  пять  минут  они  прошли  через  государеву  спальню  в  светлую восьмиугольную комнату. Стражники таращили глаза: если  здесь, в огражденных покоях,  и  бывали  когда-то земляне, -  Ванвейлен или Нан,  - то, во всяком случае, это было достаточно давно.

        Бемиш не  обманулся:  рисунки  государя Варназда были  на диво  хороши. Может, он не был гениальным художником, скорее всего, даже  подражал кому-то из старых мастеров, - все рисунки, до единого, были выполнены в традиционной манере,  легкой,  чуть выцветшей от рождения акварелью,  и во всех них  было что-то грустное и беззащитное, до удивления гармонировавшее  с  лицом самого государя страны Великого Света. "Я бы не взял его на работу даже начальником отдела", - мелькнуло в голове Бемиша.

        Бемиш надолго остановился перед одним из рисунков. Это был вид из окна, -  вероятно,  дворцового,  судя по  завитому  уголку  рамы,  на зимний  сад. Огромные  пласты  мокрого  снега  пригибали  к  земле  сухие  кисти  цветов, посередине  большой    черной  прогалины  четверо    садовников-простолюдинов, нахохлившись,  как  воробьи, от  холода,  разжигали  костер.  Позади  костра сиротливо торчало копье. Было видно, что рисовавшему жалко этих людей, но он считает, что ничего не может сделать. Зима. Из года в год. Unfathomable sea, whose waves are years...

        - Ну, - сказал государь Варназд, - какой вам больше всего по душе?

        Бемиш показал на рисунок с садовниками вокруг костра.

        - А еще?

        Бемиш выбрал еще.

        - У вас отменный вкус, - сказал государь. - Это лучшие.

        - Вы давно их написали?

        -  Да, семь  лет  назад,  я  тогда  был в  плену  у  Хана-лая. Это  мои стражники. Видите - копье?

        Бемиш побледнел. Да, ведь семь лет назад государь Варназд был в плену у мятежников, и не  просто в плену: Ханалай только что не морил  его  голодом, вытирал на пирах пальцы о волосы, ждал  только полной  победы, чтобы казнить недостойного императора...

        - Наверное, - сказал Варназд, - чтобы хорошо рисовать, надо  плохо себя чувствовать. У меня был тогда повод жалеть себя.

        - Мне не  кажется, - осмелился Бемиш,  -  что вы тут жалеете  себя.  Вы жалеете этих крестьян, которые вас сторожат.

        Они вышли  из  восьмиугольной комнаты  на террасу. У балюстрады  стояло легкое  кресло с  золотой головкой  и распростертыми крыльями  по  краям,  - казалось, что  кресло летит, и  несколько скамеечек для ног. Государь сел  в кресло и указал Бемишу на скамеечку. Они сели, государь помолчал и спросил:

        -  В ваших газетах  пишут, что я  должен созвать  парламент  и передать право выборов главы правительства народу: только  так-де можно  справиться с произволом  и коррупцией.  А  мои  чиновники  уверяют, что

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту