Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

1

***

       

        Человек, которого привезли в «гелендевагене», открыл глаза около четырех вечера. Это был щуплый паренек в грязном камуфляже, но на солдата он мало походил. Вопервых, он был явно старше – ему было лет двадцать семь – двадцать восемь, и узкие руки его с длинными пальцами казались скорее руками пианиста, нежели бойца. У человека были серые глаза и темнорусые волосы, и в лице его была та округлая мягкость, которая часто бывает у детей высокопоставленных родителей, ответственно подходящих к жизни, но не видавших особых проблем.

        Подвал, где лежал пленник, был маленькой грязной клетью с низким потолком и нестерпимой вонью от ямы для испражнений, выкопанной в правом углу. По четырем сторонам подвала были настелены доски, слишком короткие, чтобы можно было лежать на них, не подгибая ноги, и слишком узкие, чтобы поместиться на них с согнутыми ногами, и через узкое окошко в подвал свешивалось несколько золотых прядей солнца.

        Посреди подвала в бетон был впаян кусок рельса, а в рельс были вварены четыре цепи. Цепи были такие короткие, что человек, сидящий в дальнем от ямы углу, не мог добраться до ямы, и поэтому, кроме ямы, в подвале было еще и ведро. По ведру было видно, что в этом подвале насчет пленников все продумано, как у хорошей хозяйки подвал продуман насчет солений.

        Сероглазый пленник был не один: в подвале были еще трое.

        – Владислав, – сказал русский.

        – Гамзат, – сказал один из пленников.

        – ГазиМагомед, – сказал другой.

        Третий старожил ничего не сказал: он лежал на досках лицом вверх, и на лице его копошились мухи.

        Гамзату было лет двадцать пять: он был строен и худощав, с поразительно большими черными глазами и маленьким треугольным подбородком, поросшим черной щетинкой. Если бы не этот неудачной формы подбородок, он бы походил на ангела. ГазиМагомед был старше лет на восемь; это был тучный черноволосый мужчина с глуповатым наждачносерым лицом. Владислав подумал, что эти двое – сидят здесь недавно: борода у них еще не успела вырасти, а ГазиМагомед не успел отощать.

        – Вы чеченцы? – спросил Владислав.

        – Нет, – ответил Гамзат, – мы рутульцы. Разве чечен чечена украдет? За это разбираться будут. Это вот за него разбираться не будут. – И Гамзат кивнул на человека, которого подъедали мухи.

        – Что это с ним? – спросил Владислав.

        – Собака поела, – ответил Гамзат.

        А ГазиМагомед пояснил:

        – Они его вытащили и говорят: «Трахнешь собаку, отпустим». Ну, он ее и трахнул. На глазах у всех. А у нее течка была, ну и чтото там у нее внутри заклинило. Они сцепились, а расцепиться не могут. Солдат орет, собака его жрет, чечены хохочут. Ты, если они тебе собаку велят трахнуть, не делай этого. Все равно не отпустят.

        Владислав зажмурился, а когда он открыл глаза, медная полоска от солнца на полу исчезла, и вместо полоски в подвале поблескивали только цепи.

        – Он русский? – спросил Владислав, глядя на человека, закусанного собакой.

        – Русский, – подтвердил Гамзат. А ГазиМагомед прибавил:

        – Разве такое с рутульцем сделают? Или с лезгином? Или с аварцем? Если такое с рутульцем сделают, за это весь род мстить будет. А за русского кто будет мстить?

          ***

       

        Сероглазого Владислава достали из подвала к вечеру. Село справляло поминки, и ему велели убрать тела двух русских солдат, застреленных во время поминок.

        Во дворе трещали автоматные выстрелы, и в дымящихся котлах с мясом можно было сварить человека. То, что осталось от русских, велели отнести собакам.

        Когда пленник сделал свою работу, один из чеченцев подтолкнул его тычком автомата:

        – Туда.

        Под навесом стоял БТР, и на броне сидел курчавый бородатый Арзо. Русского швырнули

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту