Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

254

его на место да посмотри, чтобы больше не бегал. А то этот Рэмбо еще упадет с кровати и расшибется.

– Что случилось? – спросил Маирбек.

– Ничего важного. Заложник умирает.

* * *

Заложник лежал на цементном полу, ближе к выходу, и единственный врач, бывший среди боевиков, присев на корточки, щупал его пульс.

– Что с ним? – спросил Халид.

– Инсулиновый шок.

Халид нагнулся над больным. К некоторому своему удивлению, он узнал в нем румяного директора завода. Молодой подтянутый американец всегда казался Хасаеву воплощением здоровья. А вот поди ж ты…

– Он что, диабетик? – резко спросил Халид. Врач пожал плечами:

– Видимо.

– Он оправится?

– Сдохнет через полчаса.

Халид молча считал, глядя на лежащего перед ним человека. Несколько часов назад он отпустил десять женщин по просьбе Руслана.

Если директор очнется, он вряд ли сможет рассказать русским больше, чем женщины. В любом случае судьба заложников не интересовала уже никого. Если решение о штурме принято, то вместе с ним принято и другое решение: мочить чеченцев, а не спасать захваченное ими стадо. И в этих условиях было правильно освободить американца и выглядеть милосердней, чем русский спецназ.

Халид набрал номер на сотовом.

– Савелий? Срочно «Скорую» ко второй проходной. У нас тут диабетик умирает.

О том, что Карневич относился к Саше Колокольцеву лучше, чем кто бы то ни было, и о том, что это был единственный из деловых знакомых Колокольцева, который не потребовал с него взятки или не попытался на него наехать, Халид даже не вспомнил.

Глава пятнадцатая,

и последняя

В Кесареве было уже шесть вечера, и генерал Рыдник сидел в штабе перед телефоном правительственной связи, собираясь с духом для звонка в утренний Кремль.

Перед ним лежал белый листок бумаги, а на листке – цифры приблизительных потерь среди гражданского населения Кесарева в случае поражения города сероводородом.

Цифры дались штабу нелегко.

Сначала позвали эксперта-нефтехимика, того самого гражданского старичка, который рассказал про выброс 1994 года и переломанные в подъезде ноги активистов.

Гражданский эксперт оценил потери среди населения в 400-600 тысяч человек, не преминув указать на неблагоприятный ветер: ветер был восточный, из Японии, и Кесарев, стоящий в изогнутой чаше сопок, превращался в огромную газовую камеру. «При северном ветре количество жертв упадет до ста – ста пятидесяти тысяч», – закончил доклад эксперт.

Эти цифры ужаснули Рыдника, и, чтобы поправить дело, вместо гражданского эксперта пригласили военного. Военный эксперт был раньше политруком и в химии не разбирался. Эксперт ознакомился с последней частью доклада своего предшественника и уверенно заявил: «Ну, сто пятьдесят – это много. Тысяч сорок-пятьдесят».

Цифра в сорок тысяч досталась для доработки эксперту ФСБ. Этот тоже плохо разбирался в химии и хорошо – в начальстве. «А кто сказал, что чеченцы накопили три с половиной тысячи тонн? – спросил эксперт. – Они блефуют». И снизил три с половиной до тысячи, а сорок тысяч – до десяти.

И вот теперь эта цифра приблизительного поражения – десять тысяч человек – лежала на столе генерала Рыдника. Генерал знал, что Кремль никогда не пойдет на преступные уступки террористам. Поэтому генерал понимал, что Кремлю надо облегчить решение и не заставлять Верховного главнокомандующего отдавать категоричный приказ вопреки угрозе гибели шестисот тысяч человек.

Если цифра вероятных потерь будет слишком велика, начальника штаба никогда не простят за нетактичное давление на президента с целью выпятить собственные трудности. Если самое страшное случится и реальные потери превысят доложенные – начальник штаба будет не совсем виноват. Виноваты будут эксперты, предоставившие неверную информацию.

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту