Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

252

выигрывает в любом случае. Либо он получает независимость в Чечне, либо он получает бардак в России, Что, в свою очередь, подарит Чечне свободу.

– Да пусть их подавятся…

– Послушай, Сережа. У меня нет способа уговорить Халида. У всех, кто там торчит за периметром, – нет способа нейтрализовать ситуацию. В хранилище сейчас находится три с половиной тысячи тонн сероводорода. Чтобы его нейтрализовать, надо пригнать два вагона щелочного натрия и врезаться сверху в газгольдер. Одна врезка займет полдня. Решить этот вопрос силой – нереально. У нас есть один-единственный шанс. Рыдник. Мы должны его заставить признаться во всем.

– И что это даст?

– Халид – фанатик, но не сумасшедший. У него нет задачи отравить полгорода. У него есть задача получить свободу Чечни. Если Рыдник это поймет и публично признается в том, как его поимели, весь план Халида не стоит выеденного яйца.

Карневич по ту сторону стены помолчал, потом неуверенно сказал, словно сам себя уговаривал:

– Вообще-то я хорошо к нему относился. Ну, то есть к Колокольцеву… Он наверняка это припомнит, когда будет решать, что со мной делать…

Окрик часового огрел Барова промеж ушей:

– Эй, ты! Ты сколько ссать будешь?

– Все. Иди, – едва слышно прошелестел Баров, и Карневич, ссутулившись, побрел к мазутовозам, на ходу копаясь в ширинке.

Когда Данила Баров полз обратно по лестнице, ему показалось, что он лезет на небоскреб. Автомат цеплялся за ступеньки, и ствол иногда задевал рану, но Баров упрямо полз выше и выше.

Если очень повезет, он все-таки дотянет до третьего этажа. Если очень повезет, он все-таки вернется туда, где его оставили. Если повезет фантастически, он пристрелит Халида. Это мало что изменит, но это приятно. У Данилы Барова была такая привычка – добивать своих врагов. Благодаря ей он и стал Баровым.

Лестничная площадка на третьем этаже была выщерблена жучками и временем. Баров полз по ней на одних руках, словно карабкался вверх по стене.

В комнате с зеленым диваном он потерял сознание, и когда он очнулся, стрелки часов убежали на сорок минут вперед. Лампочка под потолком светила вполнакала, и возле нее накручивала круги невесть как дотянувшая до зимы муха.

Данила понял, что сил у него больше нет. Тело жгло все сильней. Обезболивающие больше не действовали. Он кое-как поднялся и привалился к стене, широко разбросав ноги. Он был как муха возле лампочки – по всем законам биологии его не должно было быть. Автомат он положил с собой рядом, и, уже проваливаясь в обморок, Данила вдруг понял, почему в здании ТЭЦ все боевики были без масок. Те, кто сюда пришел, не собирались отсюда уходить. А к чему маски живым покойникам?

Он очнулся, когда чья-то тень упала ему на лицо.

Баров открыл глаза Перед ним, в камуфляже типа «снежинка», стоял Халид, и рассеянный свет от лампочки сиял в седых волосах, как нимб.

– Ну и куда ты собрался? – спросил чеченец.

Баров не ответил.

– Знаешь, кого ты мне напоминаешь с этой штукой? – продолжал Халид, пнув ногой ствол. – Муравья, который тащит гусеницу не по росту. На что он тебе? Ты умеешь стрелять?

Голос чеченца доносился как сквозь вату. Все предметы вокруг были словно вырезаны из стекла и светились тысячью граней. Кожу покрывал пот.

– Ты, говорят, любишь нырять, Данила? Акваланг – любимый спорт хромого? Это правда, Данила, что у тебя собственный боулинг-клуб, для тебя одного? Ты его посещаешь раз в два месяца и сбиваешь кегли вместе с паутиной? Но война – не боулинг, Данила. Знаешь, почему мы выигрываем эту войну? Потому что у нас цвет нации режет русских, а у вас – торгует алюминием.

– У вас цвет нации сшибает пятаки на стрелках.

– Какая разница, Данила? Это та же самая война. С теми же самыми русскими. Война – это резня, а резня

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту