Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

235

люди. Всю гуманитарную помощь, видимо, на всякий случай, скармливали заложникам. Из тех же закромов на свет была извлечена одноразовая пластиковая тарелка. Халид поколебался, взглянул на Барова, поставил еще одну тарелку перед ним.

– Голоден? – спросил Халид.

Баров был слаб так, словно у него из тела вытащили все кости и оставили одно мясо. Но при мысли о еде его чуть не стошнило.

– Нет, – еле слышно сказал Данила.

Халид рвал курицу быстрыми, аккуратными движениями проголодавшегося убийцы. Тяжелый запах копченого мяса поплыл по комнате.

– Каково это – быть живым, Данила? После верной смерти?

– А… ты не знаешь?

– Нет. Я ни разу не верил, что умру. У меня ни разу не было так, чтобы вот шаг – и смерть, и этот шаг делаешь сам. Когда в бою вырываешь чеку, думаешь о чужой смерти, а не о своей.

Данила помолчал. Когда он стоял там, наверху, он бы тоже предпочел угрожать Халиду не своей смертью, а своим оружием. Правда, толку бы из этого не вышло. Если бы всех дураков, которые угрожали оружием Халиду, жечь в одном крематории, печка наверняка бы вышла из строя.

– Почему ты решил меня не убивать? – спросил Данила.

Халид ел быстро и опрятно. Видимо, чеченец был очень голоден.

– Ты сказал сам – деньги.

– Я уже заплатил.

Антрацитовые глаза прищурились по-разбойничьи. Голос чеченца был вкрадчив, как змеящаяся по земле кобра.

– Брось, Данила. Ты способен заплатить еще столько же.

– Нет.

– Ну, половину.

Баров помолчал.

– Я не понял, что тебе все-таки нужно. Свободу Чечне или деньги?

– Деньги я прошу у тебя, а свободу – у твоего президента. Это две разные вещи. Если я играю на скрипке, это же не значит, что я не вправе есть мясо?

– Ты и вправду думаешь, что выпросить Чечню у президента так же легко, как выбить деньги из заложника?

– В Чечне меньше жителей, чем в этом городе. Если они не отпустят миллион чеченцев, я убью миллион русских.

– Допустим, не миллион. Тысяч триста, Халид.

– Допустим, не триста, а от трехсот до шестисот. Как ветер ляжет. Но я согласен и на триста. Это тоже неплохо. Это почти столько же, сколько погибло чеченцев в этой войне.

– Им плевать.

– Им не плевать. Если я убью этот город, они в полном дерьме. Ваша власть палец о палец не ударит, чтобы спасти собственный народ, но она сделает что угодно, чтобы спасти собственную репутацию.

Баров помолчал.

– Ты все равно уничтожишь Кесарев.

– Да.

– Зачем? Ты гроссмейстер, Халид. Ты спланировал все за год вперед. Зачем ты играешь партию, в конце которой ты сам себе поставишь мат?

Халид помолчал, внимательно оглядывая Барова. Перед ним лежал полуживой человек с ввалившимися щеками, серым разбитым лицом и внимательным, хотя и немного сумасшедшим взглядом.

– Так уж получилось, – негромко сказал Халид, – что документы моим людям помог получить Савелий Рыдник. Фирма, которая привела моих людей на завод, это фирма Рыдника. Армия и ФСБ помогли нам достать оружие. Выкуп за завод – двести миллионов долларов – был переведен с твоих счетов на счета чекистской конторы. Я и мои люди числимся агентами ФСБ. И доказательства этого всплывут после нашей смерти.

– Ты не похож на агента ФСБ, Халид.

Халид улыбнулся. Второй раз за последние десять минут. Все-таки у него это получалось плохо.

– А если я сам в этом признаюсь?

– Когда?

– Посмертно. Представь себе, заложники мертвы. Террористы мертвы. Полгорода трупов. Истерика. Ты можешь себе представить, Данила, какая будет истерика, президент на всех экранах, вопли о мести, «давайте соединимся в один железный кулак», введем военное положение… А потом – на всех экранах мира мое признание. Пленка из сейфа. Я, Халид Хасаев, запутался в своих связях с ФСБ и был вынужден, под угрозой разоблачения, сделать то, что требовал Рыдник и

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту