Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

181

как под куполом дискотеки, висели осветительные ракеты, мороз пах дымом и порохом, и у распахнутой двери стоял небольшой грузовичок, загруженный деревянными ящиками, и рядом с ним – крепкий сорокалетний рабочий в оранжевой робе ремонтника. Карневич понял, что его позвали потому, что он был в хорошей физической форме, а драться бы не полез.

– Разгружай, – приказал Висхан.

В двадцатикилограммовых ящиках оказались мелкие гвозди. Карневич и ремонтник затащили гвозди на третий этаж и внесли в зал.

– Сюда, – приказал Висхан.

Крышка деревянного двухметрового ящика была поднята, и внутри Карневич заметил длинный серый мешок, свернутый, как гигантская анаконда. К мешку с помощью изоленты была прикреплена тротиловая шашка, из шашки торчал детонатор и провода.

– Что это? – спросил Карневич.

– Сыпь, – снова повторил Висхан.

– Удлиненный заряд разминирования, – сказал Маирбек. – Гексоген и алюминиевый порошок. В каждом метре четыре килограмма, каждая секция – десять метров. Здесь секция.

– Сыпь, – когда Висхан разговаривал с русскими, словарь его резко тощал.

Карневич и второй заложник высыпали гвозди прямо в деревянный ящик с сорока килограммами гексогена. Эту операцию им пришлось повторить еще раз, и еще четыре ящика с гвоздями они просто поставили поверх армейских. Гвозди были пятнадцати миллиметров длиной. По мнению Карневича, гвозди были совершенным излишеством. Взрыв восьмидесяти килограммов гексогена и без гвоздей не оставил бы в зале ничего живого.

После гвоздей заложники совсем приуныли. Никто не разговаривал и, казалось, не дышал. В двенадцать снова включили телевизор. Телевизор сообщил, что разрешение кризиса ожидается еще до утреннего прибытия спецгруппы ФСБ. Видимо, заложники и телевизор принимали участие в каких-то двух разных терактах.

Пошел уже первый час, когда сидевший рядом с Карневичем рабочий поднялся и громко осведомился у безмолвной фигуры с автоматом:

– Слышь, а в сортир можно?

К некоторому удивлению Карневича, ствол качнулся в знак согласия. Рабочий отсутствовал минуты три. Вернулся, вытирая руки, сел рядом с Карневичем и заметил:

– Хорошо баре живут.

Прошло еще двадцать минут, и вдруг все как-то обнаружили, что жизнь продолжается, несмотря на ящики с гексогеном и мешки с песком перед спаренным пулеметом. Люди отползали в туалет все чаще. Кто-то встал и налил воды из огромного серебряного самовара, благо чашечки тончайшего китайского фарфора, украшенные уточками-мандаринками, остались тут же, на застеленном белоснежной скатертью сервировочном столике. Артем Суриков, рассмотрев среди заложников свою секретаршу, попытался отправить ее за едой.

– Сами у них просите, – огрызнулась секретарша.

– Ты уволена! – заорал Суриков.

Окружающие были слишком испуганы, чтобы засмеяться.

Еще через час Карневич попросился по нужде и, зайдя в туалет, примыкавший к банкетному залу, с печалью обнаружил, что роскошный унитаз обгажен со всех сторон, и даже кто-то уже насрал в джакузи.

Двери распахнулись в два ночи. Заложники замолчали, словно в зале выключили звук. На пороге стояли Висхан и Маирбек. Маирбек медленно оглядел зал, и внезапно ствол его автомата указал на инженера, сидевшего в метре от Карневича.

– А? – испуганно спросил тот.

– Ты. Сюда.

Инженер оглянулся, ища сочувствия. Все смотрели в сторону.

– Постойте, – сказал его сосед, – но…

– Ты тоже.

Инженер и его сосед вернулись через полчаса. Инженер нес черный пластиковый мешок, из которого торчали буханки хлеба и розовый, как детская задница, батон колбасы. В руках второго заложника была сетка со сгущенкой и печеньем.

Люди зашевелились. Еды было явно мало, а есть хотелось всем. Один из вэвэшников – двухметровый сержант с бритым затылком и наколкой спецназа,

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту