Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

190

к окну. Трехкилометровая посадочная полоса тонула в вязкой ночной мгле. Края ее не было видно вообще. Денис обернулся и увидел, что Кирилл смотрит на него пристальными лягушачьими глазами.

        Дверь диспетчерской распахнулась, в нее быстро вошел, вызевывая остатки сна, толстый усатый полковник, видимо, руководитель полетов, и с ним двое штатских.

        – Это какой семьсот пятый? – недовольно спросил полковник.

        – «Сапсан», – ответили ему.

        – Е! А кто пилот?

        – Бельский.

        – Семьсот пятый, – заговорил диспетчер, – ты справа глиссады восемьдесят метров, выше четыре километра, ты выше глиссады, семьсот пятый.

        – Я знаю.

        – Какой у тебя остаток топлива?

        – Двести килограмм.

        Диспетчерская заполнялась народом, как надувной шарик воздухом. Было даже удивительно, откуда нашлось столько человек на ночном безлюдном аэродроме.

        – Семьсот пятый, – снова сказал диспетчер, – ты справа глиссады тридцать метров, выше четыре километра, как понял? Ты выше четыре километра.

        – Понял.

        – Почему он не снижается? – спросил Денис.

        – Топливо бережет, – ответил один из присутствующих, видимо пилот. У этой машины аварийный остаток полторы тонны.

        – Сколько ему до посадки? – это был хриплый голос Кирилла.

        – Минуты три.

        – Семьсот пятый, – заговорил диспетчер, – дальность семьдесят, ты выше глиссады на четыре километра.

        – Понял. Приступаю к энергичному снижению. Остаток топлива сто двадцать килограмм.

        – Семьсот пятый, остаток ниже расчетного. Принимай решение сам. Зона катапультирования – азимут двадцать градусов, удаление тридцать пять.

        – Я буду сажать машину.

        Денис оглянулся. В комнате было уже человек двадцать. Руководитель полетов был весь белый.

        – Семьсот пятый, до дальнего привода десять километров. Ты выше глиссады один километр.

        – Понял. Выше один километр.

        – Семьсот пятый, ты на дальнем приводе. Ты на глиссаде. Какой остаток топлива?

        – Килограмм двадцать будет.

        – Проходишь ближний привод. Ты на глиссаде. Как топливо?

        – Топливо ноль. Обороты авторотации падают. Шасси выпускаю аварийно.

        – Он не дотянет до полосы, – сказал ктото у плеча Дениса.

        – Выполняю посадку, – раздался спокойный голос пилота.

        – Срочно на ближний привод! Пожарку и тягач! – заорал ктото в телефон.

        – Семьсот пятый, как слышите, семьсот пятый! В эфире стояла мертвая тишина.

       

          ***

        МиГ– 148 «Сапсан» не дотянул до бетона около пятисот метров. Он рухнул на поле в районе ближнего привода. Вертикальная скорость самолета составляла двенадцать метров в секунду. Удар был такой силы, что стойки шасси пробили крылья.

        Изломанный самолет промчался по полю около ста метров и нырнул носом в глубокую канаву, змеившуюся вдоль служебной бетонки. Правая стойка шасси с грохотом отломилась, самолет грянулся крылом о бетонку, проскользил еще метр и замер, запутавшись в бетонных плитах и собственных металлических внутренностях.

        За ним медленно, как гигантский грибдождевик, опадал желтый тормозной парашют.

        Машины Черяги домчались до места катастрофы спустя пять минут после приземления. Кирилл и пожарка успели раньше.

        Когда Черяга выскочил из машины, он увидел, что пилот лежит на снегу возле искалеченной машины. Скорее всего, он сам выбрался из кабины. Около него, на коленях, стоял Кирилл и пытался делать ему искусственное дыхание. «Жив, черт возьми! Жив», – изумленно промелькнуло у Черяги. Он не знал, радоваться или огорчаться.

        Кирилл выпрямился на мгновение, и Черяга увидел над летным комбинезоном лицо Степана. Оно было все залито кровью. Глаза вылезли из РУБОПит. Потом веки Степана дернулись, губы шевельнулись.

        – Са… – сказал Степан,

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту