Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

101

– Не. Печенья.

        Ахрозов распахнул дверцу шкафа и принялся рыться в поисках печенья. Но печенья в квартире не оказалось. Директор слишком привык питаться где придется, – или в столовой для инженеров, или в ресторане. Ахрозов прошел в спальню и нажал на интерком. Через минуту в дверях образовался охранник.

        – Печенья принеси, – сказал Ахрозов.

        Охранник оглядел ничего не выражающим взглядом Настю и исчез. Директор вернулся в кухню, опустился на крякнувший под ним стул и допил остатки коньяка.

        За окном стремительно, как это бывает на юге, темнело. Вдоль дороги, бегущей по гребню озера, выстроилась во фрунт цепочка огней.

        – А вы здесь совсем один живете? – спросила Настя.

        – Да.

        – А жена есть?

        – Нет, – сказал Ахрозов, – жена сбежала.

        Черные как ежевика глаза Насти удивленно расширились. Она нерешительно облизнула губки, не зная, задавать вопрос или нет. Ахрозов поглядел на нее и сказал:

        – К режиссеру какомуто. В Питер.

        – Почему в Питер?

        – Не знаю. Она у меня всегда такая была… интересная, знаешь. Все Пастернак, да Бальмонт, да серебряный век… А тут я со своими железками. Она меня каждый вечер шпыняла: а ты, мол, знаешь, какие стихи Пастернак про осень написал?

        – А какие?

        – А фиг его знает… Она и сама не знала.

        Ахрозов налил себе еще коньяка, разбавил его кокаколой и выпил. Коньяк и кокакола оба были коричневыми, и Настя не могла понять, сколько кокаколы было в стакане, а сколько спиртного.

        – А этот… крутился… в кино обещал снять.

        – Снял?

        – Нет. Он вообще за наркотой приезжал… и ее на это дело посадил… уже в Питере.

        – Она живая? – спросила вдруг Настя.

        – Нет.

        Настя тихо охнула.

        – Зарезали ее два года назад. Она до шлюхи вокзальной докатилась. Так, труп не оченьто и опознали…

        – И вы ее и не искали?

        – Не искал. Думал – сама прибежит!

        – А она?

        – А она приезжала. В Таджикистан. А там уже никто не знал, где я…

        Настя молчала.

        Ахрозов уперся тяжелыми кулаками в стол, Настя заметила, как под черной фуфайкой перекатились тугие мускулы.

        – Если она от меня к какомуто глисту ушла, так какой я после этого мужик, а? – спросил Ахрозов.

        – А дети есть? – спросила Настя.

        – Сын. В Кембридже. Нечего ему тут нашу вонь нюхать.

        – А у меня будет много детей, – сказала Настя.

        – Это сколько – много?

        – У меня будет девочка, и мальчик, и еще девочка, и еще мальчик, – сказала Настя. – Вот. Чем больше, тем лучше. А ты совсем какойто несчастный.

        – Почему?

        – Так. Ни детей, ни жены. Одни шаровые мельницы.

        – Я действительно не очень счастливый человек, Настя, – хрипло сказал Ахрозов.

        Они замолчали. У Ахрозова в кармане неожиданно зазвенел второй недобитый телефон, директор дернулся, выключил и его. Потом наклонился к интеркому, рявкнул:

        – Да где твое печенье?

        – Дак в город поехали, Сергей Изольдович,; – растерянно доложил охранник, – нету печенья в доме.

        – Чтоб через десять минут было, – сказал Ахрозов, – уволю к чертовой матери.

        Настя сидела, опустив глаза. Про печенье она сказала просто так: не оченьто было ей и нужно это печенье, тем более чтобы отправлять за ним в город служебную машину.

        – Так вы переодеватьсято будете? – сказала Настя.

        – Потом, – сказал Ахрозов.

        Он тяжело поднялся и достал из шкафа новую бутылку коньяка. Настя с некоторой тревогой следила, как граненый стакан снова наполняется янтарной жидкостью.

        – Я Западный карьер тебе показывал? – спросил Ахрозов.

        Настя на всякий случай кивнула.

        – Я там человека убил. Посредника. Он у экскаваторщиков запчасти скупал.

        Я заметил, что норма расхода долот – в два раза выше.

 
Gambling : 3 legendary matches tipping.

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту