Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

42

пионеров отказался, но по какомуто странному совпадению в ближайшие несколько месяцев полдесятка бандюшат из числа арендаторов оказались за решеткой, причем занималось ими местное управление ФСБ. После ареста бандюшат почемуто спрашивали не столько об их бизнесе, сколько о том, кому и как они платят за аренду.

        Вскорости полпред снова занял дворец пионеров, и на этот раз никаких детских демонстраций не было; бандюшат кого повыпустили, кого оставили. При этом шептались, что выпущенные не только поспешно освободили помещения, но и внесли значительную сумму на ремонт роскошного, но престарелого особняка.

        В результате ремонт обошелся казне в удивительно скромную сумму.

        Впрочем, и сам ремонт был вполне аскетичен. Полпред ничего не перепланировал в здании, а лишь снес фанерные перегородочки, налепленные скороспелыми бандюшатами на строгую коммунистическую планировку, – и тем самым восстановил первоначальный облик дома будущего, возведенного семьдесят лет тому назад на месте взорванного храма.

        Одним из первых уроков, преподанных Денису Слябом, было – никогда не разговаривать с противником один на один. Гораздо лучше, если вас двое или больше – тогда всегда есть время обдумать ответ, да и численное превосходство – немаловажная вещь, хотя бы на подсознательном уровне. Поэтому Денис позвал с собой на встречу Ахрозова.

        Олжымбаев приехал ровно в одиннадцать. Наверное, Цой учил его не хуже, чем Извольский – Дениса. Вместе с Фаттахом в кабинет вошел Анастас в белой футболке с двумя аристократически сплетенными "А" на кармашке. Накачанные плечи Анастаса покрывал ровный загар, на левом запястье сидели часы «Зильберштайн» из белого золота, и ногти губернаторского любимчика были тщательно наманикюрены и покрыты неярким лаком. От него пахло дорогой туалетной водой.

        Олжымбаев, одетый, несмотря на летнюю жару, в безукоризненно белую рубашку и сероватожелтый пиджак от Армани, оглядел более чем скромную переговорную в поисках сиденья, сооветствующего его статусу и пиджаку, а потом беззаботно придвинул к себе колченогий канцелярский стул и сел. Анастас, болтая ногами, угнездился на подоконнике.

        – Итак, господа, о чем речь? – спросил Денис. Фаттах улыбнулся и развел руками:

        – Воевать не хотим, Денис Федорович. Мы вообще никогда не хотели войны. Мы всегда хотели мира.

        – Хорош мир, – сказал Ахрозов, – шахту отобрали, а туда же, мириться.

        Фаттах недоуменно улыбнулся и посмотрел на Дениса, как бы ища у него поддержки.

        – Мы и не собирались отбирать у вас шахту, – сказал Фаттах, – просто нам эта шахта была нужна, а продавать вы ее не хотели. Мы и сейчас согласны ее купить.

        – И ваша цена?

        – Восемь.

        – Раньше вы предлагали меньше, – сказал Денис.

        – Раньше у вас было тридцать процентов, а теперь мы готовы купить контрольный пакет.

        – Это слишком мало за контрольный пакет.

        – И сколько ж ты хочешь?

        – Давай позовем аудиторов. Они посмотрят баланс. Оценят компанию.

        Фаттах оскалил белые зубы.

        – Денис, ты чего гонишь? Какие аудиторы? Аудиторы, это когда в лохотрон играют. Фонду какомунибудь продают. Американскому.

        Денис впервые слышал такое определение аудитора, хотя в принципе в России оно соответствовало действительности.

        – Эта шахта меченая, – сказал Фаттах, – ее гонят по полю. Ни одна меченая компания не стоит больше, чем деньги, которые из нее можно отжать за год. Из этой шахты можно отжать восьмерку.

        – Эта сумма не обсуждается.

        – Хорошо, тогда заплатите вы восемь нам.

        – За что?

        – За кредиторку.

        – Почему мы должны платить за то, что у нас украли?

        Олжымбаев засмеялся.

        – Денис, смотрите. У вас было тридцать процентов шахты. Теперь

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту