Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

206

указывая на налоговиков пальцем, Федякин прыгал вокруг майора и орал:

        — Вы еще за это ответите! Вы еще пожалеете! Денис молча залепил Федякину пощечину.

        — А? — растерянно сказал зам по финансам.

        — С спасибо, — непонятно выразился майор, имея в виду то ли отпор, данный толпе, то ли заступничество перед Федякиным.

        Денис смерил его с головы до ног.

        — Иди сухие штаны надень, герой, — процедил он.

        Заварушка на этом, разумеется, не кончилась. К двум часам дня о происшествии были извещены все городские правоохранительные органы, и за толпой выросло хлипкое ограждение из сотрудников промполиции и обычной муниципальной ментовки.

        Денис, Камаз и куча всякого заводского начальства еще не раз выходили на крыльцо и беседовали с народом в матюгальник, тоскуя душой между молотом и наковальней. Было одинаково страшно прослыть и прихвостнем властей в глазах народа, и бунтовщиком — в глазах властей.

        Налоговиков вывели из здания спустя три часа: ребята из промполиции сцепились руками, образуя живой коридор, и по этому коридору прошли пятнадцать человек из группы силовой поддержки, плотно прикрытые вооруженными до зубов людьми Калягина. За окраиной толпы их уже дожидался эскорт областных силовиков. Ребят посадили в автобус и поскорей увезли от греха подальше. Вся документация, разумеется, полностью осталась на заводе.

        Когда все кончилось, и в заводоуправлении появилась бригада слесарей, призванная починить две разбитые двери, Денис вернулся к вертушкам и поднял с пола наручники, которые разорвал Камаз.

        — Слышь, Вадим Игнатьич, — сказал он, обращаясь к главному инженеру Скоросько, — а мы того… сталь то не бракованную поставили?

        Скоросько вынул покалеченный наручник из пальцев Дениса, повертел его так и сяк.

        — Сталь без брака, — сказал он. — Мы на этих браслетах для проверки машины возили. Прицепим одно колечко к «волге», а другое к тросу — и везем…

        Толпа оставалась на площади еще два дня, обрастая плакатами и листовками. Потом оттепель сменилась снегопадом, грянули сорокаградусные морозы, и демонстранты как то рассосались, оставив за собой аккуратно развешанные на стенах лозунги и портреты. Впоследствии секьюрити комбината насчитала — тринадцать портретов Ленина, семь — Плешкова (первого директора АхтарскЛАГа, впоследствии — зама Берии и строителя Норильска), трех Сталиных и неведомо как затесавшегося в эту компанию Эрнесто Че Гевару. Абсолютным же лидером был Извольский — его портретов насчитывалось двадцать четыре.

        На следующий день Дениса, прилетевшего в Москву, прямо от постели Извольского вызвали в Белый Дом. Охранники у ворот долго лаялись с водителем, не желая пускать не правительственную машину внутрь и утверждая, что пропуска на нее нет; в конце концов Денис плюнул и пошел к двадцатому подъезду пешком, чувствуя себя ужасно незащищенным на широком, продуваемом всеми ветрами дворе.

        Его приняли почти сразу. Грузный, пожилой вице премьер, пожелавший его видеть, поднялся из за светлого стола, уставленного батареей телефонов, и вперился в Дениса грозными начальственными очами. Черяга вспомнил, как двадцать часов назад налоговики тащили его в наручниках вниз по лестнице, и подивился превратностям судьбы.

        — Я, к сожалению, лишен возможности увидеться с Вячеславом Аркадьевичем… — начал чиновник.

        Вице— премьер вещал хорошо поставленным баритоном. Слова, которые он произносил, казалось, состояли из одних заглавных букв.

        — Почему это вы лишены? — удивился Черяга. — Он у нас не в Швейцарии, не в Сибири. Лежит в московской клинике, с мигалкой за десять минут домчитесь… Или вы привыкли, чтобы только к вам приезжали?

        Вице— премьер озадачился. Видно было, что простая мысль

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту