Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

181

        — Он пьяный был. Не заметил. Лучков помолчал.

        — Пожалуй, что и не заметил. А даже если заметил, — то и черт с ним. Молодец, Генка. Вербанул ты его классически.

        — Какое ж — вербанул? — хмуро сказал Серов. — Аж козлами в конце обозвал…

        — Это неважно. Девка — и та с первого раза в постель не ложится, ежели воспитание, имеет… Никуда ему. Гена, не деться. С козлами так о начальстве не разговаривают.

        Потянулся и добавил:

        — Да, крепко нам повезло с этим Черягой.

        — Чем же повезло?

        — Потому что выскочка и хам. Видал я таких пачками… Оказался возле Извольского в нужный момент и уже думает, что держит господа бога за яйца. Ведь казалось бы, ума должно хватить понять, что не стоит в такой ситуации иметь людей в рот и сзади, ан — не может. Слишком долго в дерьме сидел. Слишком хочется показать, какой он сильный. Вот я этого отымел так, а этого эдак… Я Урфин Джюс, могучий и ужасный, я даже у Калягина игрушечный «мере» отнял. Тоже, кстати, готовый клиент — Калягин…

        Лучков хлопнул бывшего пилота по плечу.

        — Так что не огорчайся! В следующий раз встретитесь — из рук будет есть…

          ГЛАВА ТРЕТЬЯ. КАГЕБЕШНИК И ВОР

       

        Иннокентий Михайлович Лучков навсегда запомнил тот жаркий июльский день, когда председатель правления банка «Ивеко» Александр Арбатов вызвал его в кабинет. Кабинет у Арбатова был роскошный: из огромного сорокаметрового помещения, увешанного коврами и заставленного мебелью розового дерева, шел небольшой коридорчик. Справа в коридорчике находился вход в комнату отдыха, слева шли туалет и душевая, а кончался коридорчик тридцатиметровой залой, где всегда стоял стол, крытый белоснежной скатертью, со свернутыми в конус салфетками, покоящимися на тарелках дрезденского фарфора. В этой столовой время от времени устраивались камерные обеды.

        Арбатов позвал Иннокентия Михайловича именно в комнату отдыха, откинулся на спинку кожаного кресла, скрестил перед собой полные пальцы и, неприятно улыбаясь, сказал:

        — Извольский все таки умудрился вывернуться из крысоловки. Жаль — Аузинып так просился на должность генерального. Что там произошло?

        Вопрос застал Иннокентия Михайловича врасплох.

        Он знал, что всю прошедшую неделю шахтеры из соседнего с Ахтарском городка блокировали железную дорогу, и комбинат стоял на грани краха: еще несколько дней, и у него вульгарно закончился бы кокс, стали бы коксовые батареи, а после этого комбинат можно было выкидывать на помойку. Правительство заняло твердую позицию и сказало, что на поводу у шахтеров не пойдет и денег им не выплатит. Твердая позиция правительства была очень хорошо оплачена банком «Ивеко». Одновременно гендиректору Извольскому намекнули, что если бы он согласился продать банку часть акций комбината, то твердая позиция правительства могла бы измениться. А если еще точнее — то банк «Ивеко» предоставил бы правительству кредит, который пошел бы на выплату денег протестующим шахтерам.

        Иннокентий Михайлович не отслеживал ситуации, поскольку вся комбинация в целом задумывалась на самых верхах, и даже комбинации то как таковой не было: просто в тот момент, как Арбатов узнал о забастовке, он понял, что ему подвернулся капитальный случай наложить лапу на комбинат. Поэтому Иннокентий Михайлович не знал, что ответить, но так как отвечать было нужно, он повторил только то, что узнал из информагентств:

        — Как то они там договорились с шахтерами. Подумал и добавил:

        — По моим сведениям, значительную роль в забастовке играл чернореченский положенец Негатив. Вор в законе. Он так кормился — сдаивал деньги из бюджета и пускал через свои структуры. Был убит через несколько часов после прекращения забастовки.

        Арбатов поднял брови.

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту