Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

138

        Черяга кинулся обратно. Мент с автоматом, опередив его, первым влетел в палату. Извольский лежал на полу. Бог знает каким усилием воли парализованный человек вцепился пальцами в кровать и попытался поползти за Денисом — но усилия оказалось достаточно, чтобы свалиться на пол.

        Извольский не мог шевельнуться, только пальцы скребли по плинтусу. Одеяло сползло прочь, открывая желтое грузное тело с рыжеватыми завитками в паху. Глаза Извольского медленно наполнялись слезами.

        Денис кинулся к нему:

        — Ты в порядке?

        — Не уходи, — прошептал Сляб, — не уходи. Всех, кроме тебя, купят. Как Неклясова.

        Это было жутко — видеть плачущего Извольского. Все равно что видеть плачущий грузовик. Они вдвоем с милиционером кое как подняли Сляба и перевалили его на кровать. Лечащий врач уже бегал кругами и кричал что то чрезвычайно для Дениса нелестное. Извольский велел врачу убираться.

        — Не уходи, — повторил Сляб, — хочешь, отдам тебе Ирину?

        Он был неисправим. Что, Ирина пакет акций, чтоб ее сливать из оффшорки в оффшорку?

        — Хорошо, хорошо, я не уйду, — говорил Черяга, сидя на полу у подушки Сляба, — успокойся, пожалуйста, а? Тебе не надо волноваться…

        Он ненавидел себя. Он был верный пес, который не мог уйти от хозяина. Хозяин был парализован, и у него было много псов, но будут ли они все такими верными?

        Один из охранников, дежуривших при больнице, — не собровец и не сотрудник службы безопасности, а просто милиционер, стоявший у входа на этаж, — зашел в охраняемый отсек, будучи привлечен шумом, послушал минуты две и побежал куда то вниз, доставая на ходу из куртки странную для милиционера деталь экипировки — мобильный телефон.

        Когда Черяга вышел в больничный коридор, часы как раз принялись бить пол пятого утра. Денис окинул взглядом присутствующих: трое бандитов, двое ментов, два собровца. Итого — семь человек. Мало.

        Неклясова надо было ехать брать немедленно, потому что как только банк «Ивеко» узнает о происходящем, Неклясова на квартире не окажется. Это касалось и Брелера, но с Брелером было не так страшно. Он не был номинальным владельцем «Лагуны» и «Имперы». Его показания были бы полезны на процессе. Но если отловить Неклясова и заставить его продать акции обратно, то и никакого процесса не надо.

        Звонить кому нибудь было просто опасно. Во первых, не поверят, что Черяга опять работает на комбинат, решат, что тут какая то подлянка. Во вторых, не дай бог, стукнут тому же Брелеру. Масштабы предательства в московском офисе еще предстоит выяснять.

        Оставлять Извольского без охраны тоже невозможно. Как только банк узнает о происходящем, у него будут сразу две мысли: спрятать Неклясова и пристрелить, любой ценой, гендиректора. Ментов с собой брать нельзя — эти не поймут, когда Черяга без ордера будет ломиться в дом на Новой Басманной.

        Черяга ткнул пальцем в Камаза, Перчика, собровца и одного из сотрудников секьюрити:

        — За мной.

        К квартире на Новой Басманной подъехали через пятнадцать минут. По пути собровец на всякий случай позвонил в гостиницу комбината и спросил, нет ли там Дмитрия Неклясова — Дима обычно экономил на девочках и поблядушки устраивал именно там. Но Димы в гостинице не было.

        Дом был без консьержки, но с домофоном. Охранник, не раз возивший московского шефа туда и обратно, знал комбинацию. Окна неклясовской квартиры были темны и пустынны.

        Денис поднялся наверх и позвонил в соседнюю квартиру. Он звонил минут пять, пока за дверью не заворочались и сонный голос Мишки Лазарева, заместителя председателя правления банка «Металлург», не вопросил:

        — Кто там?

        Ахтарские селились кустами.

        Тут только Денис пожалел, что не взял с собой поменьше бандитов

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту