Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

120

машины мотались туда сюда, как маятник.

        — Вы знаете, кто стрелял? — спросила Ирина. Черяга молчал. Ну что он, в самом деле, мог ответить этой девочке? Что есть только один реальный канидат, который решится стрелять в Извольского?

        Что Извольский предчувствовал это, говорил, что не надо комбинату лезть на вертолетный завод? Но он ожидал другого — проверок, визитов налоговой, ФСБ… Вместо этого генералы наказали выскочку директора, отобравшего у них ракетный кусок, просто и страшно. Они не поверили, что история с вертолетным заводом — частная инициатива Черяги, и смешно было бы в это поверить, зная степень деспотизма Извольского, который не то что соседний завод — туалетную бумагу не разрешит купить без собственной подписи…

        — Есть варианты, — сказал Черяга. Они некоторое время ехали молча, а потом Ирина спохватилась:

        — Куда мы?

        — На нашу дачу, — ответил Черяга, — это что то вроде гостиницы.

        — Но мне надо домой…

        — Ира, вам не надо домой, — устало сказал Черяга, — меня Славка съест, если я отвезу вас домой. Вы видите, во что мы влетели? Поживите, ради бога, в огороженном месте, на работу вас отвезут с охранником, а еще лучше возьмите отпуск. Меньше голова будет болеть у всех.

        — Но мне надо вещи из дома забрать, — сказала Ирина.

        С этим Черяга не мог не согласиться.

        Они доехали до мрачной новостройки, и охранник первым профессионально зашел в подъезд, проверился, потом впустил Ирину с Денисом.

        В квартире было темно и стояла ужасная вонь. Вся еда, которую принес Извольский три дня назад, протухла самым гадким образом: воняла пережареная свинина в духовке, подпахивала посеревшая осетрина, маслины в вазочке подернулись каким то белым налетом.

        Черяга профессиональным взглядом окинул гостиную. Нетронутая еда. Закупоренная бутылка шампанского. До половины опростанный коньяк и смирновская водка, от которой отхлебнули добрый стакан. Кровать колом — Извольский за собой, разумеется, не прибирал. Картина вполне красноречивая, даже если не заметить порванных женских трусиков, забившихся под одеяло.

        — О Господи, — сказала Ирина, — я должна все убрать!

        Перевела взгляд на кровать и страшно сконфузилась.

        Черяга прошел в кухню и стал набивать там протухшей жратвой пакеты для мусора. Руки его слегка тряслись.

        «Дача» оказалась гигантским трехэтажным особняком, выстроенным в престижном районе Рублевского щоссе. Толстый бетонный забор вокруг особняка был увешан телекамерами, как елка — игрушками. Впрочем, сам особняк не походил на обиталище «нового русского», а был вытянут в длину, изобличая тем самым смешанные гостинично представительские функции.

        Гостиница, разумеется, была сугубо убыточной, и существование ее диктовалось соображениями безопасности. Было бы не очень приятно, если бы тот же Извольский или Черяга, остановившись в «Палас отеле», был сфотографирован в номере с проститутками. И наоборот — километры пленки, потраченные на съемку гостиничных утех областного руководства, обожавшего погудеть на халяву, были одним из элементов линии Маннергейма, выстроенной комбинатом на границах своей сферы влияния.

        Черяга вполголоса побеседовал у стойки, получил ключ и проводил Ирину в ее апартаменты — в большой двухкомнатный номер на втором этаже, с огромной кроватью, телевизором, мини баром и кучей сверкающей сантехники в просторной ванной. На фоне бархатных, до пола, портьер, и затянутого ковроли ном пола потрепанная сумка с вещами и книгами смотрелась, как окурок на дворцовом паркете.

        Черяга убедился, что все нормально, рассказал, как заказать утром завтрак, и взялся за ручку двери:

        — Спокойной ночи.

        Ира сидела на краешке огромной постели.

        — Погодите, — сказала

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту