Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

56

охранник, — проводил его к угловому кабинету, из которого открывался прекрасный вид на Москва реку и Кремль.

        Хозяина в кабинете не было: вместо него в гостевом кожаном кресле сидел один единственный человек. Человек был полный и невысокого роста, с простецкой крестьянской физиономией, странно смотревшейся на фоне дорогого галстука и белейшей рубашки, поддетой под пошитый на заказ пиджак. При виде Коваля человек улыбнулся непосредственно и весело, как Емеля при виде красавицы щуки, и только глаза человека противоречили этой мужицкой улыбке, а глаза у него были странные. Когда расплавленный алюминий заливают в форму, то сверху формы оказывается ровное жидкое зеркало. Оно светло серебряного цвета, но не блестящее, а тусклое, словно свалявшаяся на мясном бульоне пена. Вот из такого же тускло жаркого металла и были сделаны глаза человека.

        — Что это за история про двести штук? — спросил человек.

        — Я тут ни при чем, — сказал Коваль, — парня отдали Лосю. У Лося были инструкции. А он напорол отсебятину.

        — Ты нам срываешь оперативную комбинацию. Ты снял с этого дела два лимона. Ты должен был поделиться с Лосем.

        — А ты сколько получил? — взорвался Коваль, — пропало то восемнадцать лимонов! Ты думаешь, твоему начальству понравится, если я скажу, сколько ты в свой карман слил? Под предлогом оперативной комбинации?

        Собеседник смотрел все так же равнодушно.

        — Вы все — жадные твари, — сказал он, — портите любое дело. Тебя просили две вещи — зачистить Заславского и убрать Черягу. Черяга жив, а по поводу Заславского все на ушах стоят.

        — Я не виноват, что Черяга на вертушке прилетел! Камаз его сделает!

        — Не надо. Черягу надо было гасить или чисто, или никак. А вот Лося ты уберешь.

        Коваль сунул под нос собеседнику фигу.

        — Фильтруй базар! Я своих ребят не сдаю! У меня честь есть!

        — Раньше надо было думать о чести, Виктор Матвеич. Когда подписку давал стучать на своих.

        Человек с водянистыми глазами встал и вышел. Коваль задохнулся в бессильной ярости. Хуже всего было то, что собеседника было совершенно бесполезно убивать. Доказательствами того, что будущий вор в законе Коваль, будучи пойман на «ломке» чеков около «Березки», дал кагебешникам подписку о сотрудничестве, владел не человек с алюминиевыми глазами. Ими владела организация.

        Дача Лося стояла очень неудачно, на шоссе у поворота торчал пост ГАИ, чудом сохранившийся после падения советской власти и не мутировавший в придорожный магазинчик или шиномонтаж. И уж коли он сохранился, следовало ожидать, что случилось это не зря и что бдительные гаишники не только тянут дань с дальнобойщиков, но и могут сигнализировать в случае чего на дачу — мол, смотри, на ваш проселок кавалькада джипов свернула…

        Поэтому повернули с шоссе на пять километров раньше, попилили бетонкой, а затем лесной раскисшей дорогой. Чтобы перевалить через разобранный железнодорожный переезд, пришлось мостить его досками.

        Выстрелами из автомата с глушителем сбили замок на шлагбауме — кто то рачительный из дачного поселка решил перекрыть лесную дорогу, дабы зря машины не пылили. В составе колонны было шесть джипов и один инкассаторский броневичок. Броневичок, натурально, принадлежал банку «Металлург» и должен был быть использован сугубо не по назначению.

        Поздний ноябрьский лес был редкий и мерзлый, сквозь прорезь в облаках выглядывала круглая от любопытства луна, ей с земли подмигивали фары прыгающих по колдобинам машин.

        Выехав на проселок за двести метров от дачи, затаились в лесу, так, чтобы их не, могли увидеть случайно пролетавшие автомобили, и пошли пешком.

        Оба подъезда к даче были блокированы умело и незаметно. Единственными, кто пожелал проехаться

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту