Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

31

пошитый костюм и крокодиловые туфли от Джона Лобба не мог скрыть легкой несоразмерности тела:

        Слишком короткие ноги и слишком длинные руки делали обладателя крокодиловых туфель похожим на большую и умную обезьяну. Несмотря на то, что Денис никогда не видел этого человека, он его мгновенно узнал по фотографиям: это был Виктор Ковалев, он же Коваль, он же Витя Арап, — негласный хозяин всех здешних угодий, от улицы Мосфильмовская до Варшавского шоссе, вступивший в права владения полтора года назад по смерти своего двоюродного брата, тоже вора в законе.

        Коваль тоже никогда не видел Черягу живьем.

        — Рад познакомиться, Денис Федорыч, — произнес Коваль. — Каким ветром в наше скромное заведение?

        — Развлекаюсь, Виктор Матвеич, — коротко сказал Черяга.

        — Развлекаетесь — это хорошо, — одобрил Коваль, — а то ходят о вас слухи, что работают у вас, как Ленин на известном портрете. Помните — «Встану — Ленин вновь читает, он встает чуть свет». Надо больше развлекаться. А то совсем засохнете, мы без вас скучать будем…

        Коваль засмеялся, обнажая крепкие желтые зубы, и стал еще больше похож на породистую гориллу.

        — Ужинали? — спросил Коваль.

        Денис отрицательно покачал головой. Коваль как то по особому качнул рукой, и тут же один из его спутников помчался на кухню распоряжаться.

        — Пойдемте, Денис Федорыч, — сказал Коваль. Они поднялись на второй этаж на директорском лифте, прошли каким то полуслужебным коридором и оказались в небольшом кабинете. Посереди кабинета стоял стол, накрытый хрусткой свежей скатертью, со стен струился голубоватый галогенный свет, откуда то издалека доносился шум ресторана.

        Неслышно на пуантах влетел халдей, поставил бутылку вина, бокалы, и целое блюдо свежей зелени, из которой аппетитно круглились цельнокроенные половинки красных помидоров, сверкающие капельками влаги на тугой, как грудки девочки, кожуре.

        — Ну, герой! — с легким сарказмом сказал Коваль, усаживаясь в кресло и рассматривая собеседника живыми черными глазами, — по всей Москве шухер прошел: Черяга на разборки на вертушке летает…

        — Стараемся, — скромно сказал Денис.

        — А если б Камаз стрелять начал? А? Побили бы твою дорогую технику…

        — Почему побили? — пожал плечами Черяга, — вертушка новая, огневая мощь побольше, чем у «Апача», на турели под фюзеляжем авиапушка тридцатимиллиметровая, скорость стрельбы восемьсот выстрелов в минуту, система целеуказания позволяет управлять бортовым и стрелковым вооружением движением головы, впервые, кстати, в России, по бокам тоже все снаряжено… А из автомата ее не побить. Кабина бронированная, лопасти полностью композитные, сохраняют боеспособность при попадании чего угодно калибром до пятнадцати мм… Мечта, а не машинка.

        — Вооруженная, значит, вертушка?

        — Значит, да.

        Коваль со вздохом покачал головой.

        — Проспорил я, значит, — сказал вор, — я с умными людьми об заклад побился. Они говорят, что вертушка с оружием была, а я говорю: «Нет, Черяга умный фраер, не мог он так такой косяк упороть».

        Денис насторожился.

        — Ведь так твоя вертушка полетела, в Тушине села, вечером бы в Рязань вернулась или откуда она там снялась… А если б стрельба была? Да менты бы на уши встали: как так, нафаршировали людей из авиационной пушки! Тут уж неважно, кто, кого — подвел бы ты завод, и конгарцев подвел, у них еще с директора обвинение не сняли, что он вертушки чеченцам гнал, а тут, пожалуйста — бандитская разборка с заводским изделием…

        Денис невольно закусил губу. Вор был прав, а он, Денис, все до конца не продумал. То есть просто страшно представить, что бы с ним сделал Извольский, если бы на пустыре началась стрельба. Извольский его бы лично на кусочки

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту