Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

29

смысле, что этим структурам не прищемить хвост — а в том, что не сопливому бригадиру за это браться. Это — другой уровень…

        То есть это, конечно, не означало, что стрелку забить нельзя. Любой уличный отморозок, с прямой кишкой вместо головного мозга, вообразивший себя крутее папы римского, мог бы это сделать, — и, посмотрев на себя в зеркало, Витя Камаз мог убедиться, что он выглядит точь в точь как искомый отморозок.

        Отсюда вытекало несколько неприятных истин. Во первых, бригадиром его назначили по внешним данным, чтобы у АМК не возникло вопросов, по чьей инициативе на них наехали. Во вторых, уж очень все красиво залегендировано. Нужно убрать Черягу — у группировки, держащей район московского офиса, погибает бригадир, вместо бригадира назначают пробитого качка, пробитый качок на стрелке гасит Черягу… Черт возьми, уж очень кстати вылетел в кювет Джек потрошитель! Может — ему тоже помогли?

        Возникает вопрос — зачем мочить человека на стрелке, если можно просто нанять киллера? Ответ: убийство Черяги киллером поставит АМК на уши. Оно докажет, что у комбината есть могущественный противник. Это же касается и любого «несчастного случая» с Черягою. Другое дело — стрелка. Виновник налицо, мотив ясен — безмозглый качок не сообразил, на что хвост пружит…

        А из этого вытекала третья неприятность. А именно — что для завершения операции безмозглого качка тоже надо зачистить. Иначе гендиректор по кличке Сляб за своего зама будет землю рыть, пол группировки пересажает… Другое дело, — если Коваль Витю пристрелит, перевяжет розовой ленточкой и труп выдаст Извольскому: вот он, козел ваш, а мы тут ни с коего бока непричастные.

        Вите Камазу совершенно не хотелось играть роль переводного векселя, с помощью которого разные неродные ему люди будут решать всякие не относящиеся к Вите проблемы.

          ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ИГРА В ЧУЖОМ КАЗИНО

       

        Было уже, десять часов тридцать минут — два с полтиной по ахтарскому времени, когда Денис, зевая, спустился по ступенькам московского особнячка. Черная «ауди», тихо журча, ожидала его у самого входа, подобно послушной собаке.

        — В гостиницу? — спросил шофер, когда Черяга, ежась от внезапного порыва ветра, уселся на заднее сиденье.

        Инструкции насчет украинского визитера были отданы, спать хотелось отчаянно. Однако завтра в Москву приедет Извольский, а приехав, непременно справится о Коле Заславском.

        Человек неопытный попытался бы объяснить шефу, что дела более важные, как то: разборка с отмороженным бригадиром и обвинение в лжеэкспорте — отвлекли внимание шефа безопасности комбината от случившейся недостачи в персонале. Но Черяга был человек опытный и знал, что на Извольского такие, с позволения сказать, отговорки не действуют. Ирония судьбы состояла в том, что за леность в поисках потерявшейся гаечки по имени Заславский Черяга получил бы не меньший втык, чем за проваленную разборку или взбешенного хохла. Прецеденты уже были: как то после аврала, вызванного визитом налоговой полиции, Извольский призвал в кабинет главбуха и осведомился, подготовлена ли смета на закупку новогодних игрушек (!) для опекаемого комбинатом детского дома. Главбух попробовала оправдаться и через две минуты вылетела из кабинета директора, сопровождаемая воплем: «Я вам не затем плачу, чтобы вы штаны просиживали!» и тушкой пикирующего телефона. Между прочим, главбух была не в штанах, а в юбке и высоких «шпильках», одну из которых она с перепугу потеряла в кабинете директора. Утром «шпильку» подобрала уборщица.

        Извольский не столько был деспотом, сколько считал естественным, что подчиненные должны вкалывать никак не меньше босса, а сам Извольский вкалывал как землеройный автомат. Денис был свидетелем тому, как

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту