Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

112

Ты уж извини, что тебя так крепко связали. Мы тебя  не  хотели  так крепко связывать, но ты так хорошо  дерешься.  Где  это  ты  так  научился драться? Если б ваши войска дрались, как ты, я бы сидел в западных  горах; а если б мои войска дрались,  как  ты,  я  бы  не  нуждался  даже  в  этом Кархтаре...

        Нан молчал.

        - Да, - вспомнил князь, - а ведь у Кархтара условие есть: отдать тебя - ему; у вольного люда на тебя зуб. Вот я и хочу с  тобой  посоветоваться: отдавать или не отдавать?

        Нан зашевелился. Да,  ничего  не  скажешь:  князь  был  демократичней вейских чиновников и любил советоваться с людьми, у которых связаны руки.

        - У пленников совета не спрашивают, - ответил Нан.

        - Умница, - засмеялся князь, прищурившись на огонек.  -  И  смельчак: как ты в городе всех арестовал, и аравана, и наместника! Мне такие  нужны. Ты ведь давеча правильно догадался. Можно завоевать империю с дружиной, но управлять ей с дружиной нельзя. А иначе зачем мне нужен был ваш наместник?

        - С наместником Вашхогом тоже много не науправляешь, -  саркастически заметил Нан.

        - А с господином Айцаром? - возразил князь. - Как это  так,  чтоб  во главе  войска  некого  было  поставить,  кроме  базарного  торговца!    Вот послушай. Шлет ко мне наместник письмо: я - с тобой,  араван  провинции  - дурак, но есть один умный человек, мой дядя, который опасней ночной  рыси. Я спрашиваю: что же делать? Он советует:  предложи  ему  зерно  по  низкой цене, и он от жадности не посмеет думать ничего плохого. А зерно ты у него все равно отнимешь после победы.

        - А разве Айцар плохо защищал свои рудники?

        - Защищаются торговцы, может, и хорошо, а воюют плохо. Им ведь жалко, когда добро безвозмездно пропадает. Вот Айцар даже воду на поля не пустил, чтоб задержать моих всадников. Я так полагаю - ему урожая жалко. А вот  ты бы - пустил?

        - Непременно, - сказал Нан, вздохнув.

        - У вас в стране много умного, а много дурацкого, - после  некоторого молчания заговорил князь. - Чтоб войсками и страной правили торговцы!  При мне этого не будет. Или вот - чтоб человек не  мог  передать  свою  власть сыну! Тоже чушь. Знаешь, отчего я был уверен в вашем наместнике? Он  хотел быть не наместником, а князем Харайна, чтоб завещать  свой  Харайн  своему сыну! А у тебя наследники есть? - спросил князь.

        - Я холостяк, - ответил Нан.

        Князь довольно рассмеялся.

        - Это хорошо! Хочешь - сватом буду?  Кровные  узы  -  самые  крепкие. Женись - чистокровным ветхом станешь.

        Нан с сожалением подумал, сколь велика разница между ним и  настоящим вейским чиновником. Араван Нарай, верно, плюнул бы сейчас этому варвару  в рожу с негодованием, а Нан никакого особого негодования не испытывал.

        Но для  инспектора  Нана  стать  варварским  военачальником  было  бы невозможно, а для Дэвида Стрейтона - бесполезно. Князь Маанари был  давеча прав; накопительством он не занимался,  и  все  награбленное  делил  между дружиной,  находя  в  воинах  и  охрану  своему  добру,    и    орудие    его преумножения. Он и сам не подозревал, насколько принципы его существования были близки первоначальным принципам империи: он все раздаривал,  она  все распределяла. Князь отыскал подходящих союзников, которые тоже все  хотели разделить поровну. Правда, завоеватели делили все поровну сообразно роду и храбрости,  а  освободители    делили    все    поровну    сообразно    степени посвящения...

        Нет, Дэвид Стрейтон мог сговориться с продажным чиновником, но  не  с революционером и не с завоевателем.

        Все это, впрочем, были чисто  теоретические  рассуждения:  бунтовщики никогда не согласятся иметь его под боком,  а  они  -  для  Маанари  более ценные союзники.

        -

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту