Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

106

дерева торчала выше стратосферы, в кадке Иршахчановой управы.

        Сам же Иршахчан выглядел наперекор своим изображениям:  лицо  у  него было человеческим, а тело и когти - ихневмоновыми. С  ним  был  Ир  и  все остальное, а Нан стоял перед ним без рук и без  ног,  как  государственный преступник времен пятой династии.

        Нан склонился перед пристальным  взглядом  государя  и  глянул  вниз. Земля далеко под ногами была плоская и ровная: только дураки, не  видавшие взгляда Иршахчана, могли утверждать иное.

        - Пункт первый, - сказал Иршахчан по-старовейски,  -  колдовство,  то есть присвоение чудес в частную собственность.

        - Уже конфисковано, - отозвался откуда-то судья Бужва.

        - Что еще? - спросил государь-мангуста.

        Бужва зашуршал свитками:

        - Пункт второй: взяточник. Пункт третий: лазутчик.

        - И еще самонадеянный дурак, - прибавил государь.

        Нан молчал, почтительно согнувшись, но тут не выдержал:

        - Это почему же дурак, о государь?

        - Потому что считаешь, что  история  зависит  от  случая  и  от  тебя самого.

        - И неужели ты думаешь, что можно  истребить  в  людях  стремление  к справедливости? - прибавил, каменно улыбаясь, судья Бужва.

        Иршахчан поднялся с трона и разинул рот.

        Короткая четырехпалая лапа с  когтями  нависла  над  головой  Нана... "Подавишься", - подумал Нан, свернулся кольцом и превратился  в  блестящий винтик. Иршахчан обернулся сорокой, нацелился щербатым  клювом.  Нан  стал соколом; Иршахчан - огромной пестрой дрофой. Тогда Нан оборотился мышью  и забился  под  древесную  кору:  в  ноздри  ударило  вековой    сыростью    и жучком-короедом. Иршахчан стал кошкой и  запустил  под  кору  лапу.  Та  с треском разодралась, сук мирового дерева  хрустнул  и  не  выдержал.  Небо падало на землю по баллистической кривой, и Нан был тому причиной.

        Чиновник в ужасе открыл глаза и что-то залепетал.

        Зрители весело  и  хрипло  смеялись:  они  не  заметили  свершившейся катастрофы... Нана  взяли  за  шкирку,  встряхнули,  как  мешок  с  мукой, поставили на ноги  и  повели  сквозь  расступающуюся  публику.  Слева  шел рогатый шаман Тоошок. Справа шел  белокурый  племянник  Маанари,  побратим Кирена. Рука его тихо поглаживала рукоятку варнарайнского кинжала. Нан  не знал, как относились друг к другу названные братья, но это было совершенно неважно. По обычаю варваров, за побратима  полагается  мстить,  и  Большой Барсук будет мстить, если хочет оставаться во главе своего отряда.

        Руки были по-прежнему скручены  за  спиной:  эти  узлы,  стало  быть, символического значения не носили и развязывать их ни  кто  не  собирался. Тропка была ровной, но ноги почему-то норовили подогнуться.

        - Ага, - сказал слева шаман на ломаном вейском,  -  на  восьмом  суку был. Дрался.

        - Хотел бы я знать, кто победил, - с хрипом сказал Нан.

        - А какая разница? - удивился Тоошок. - На этом небе одна  твоя  душа дерется с другой твоей душой.

        Нана втолкнули в огромный шатер, украшенный  с  безвкусной  жадностью грабителя. В шатре  шел  не  то  пир,  не  то  совещание.  Лавки  были  не застелены, чтобы видеть, что под лавками нет засады. На грубых  деревянных столах громоздилось все, что бегает, прыгает, плавает и летает.  Во  главе стола сидел большой деревянный идол, а  перед  идолом  стояло  здоровенное блюдо с четырьмя серебряными ушками, до краев  наполненное  едой  земли  и реки. Горцы, дети природы, еще не дошли до такого свинства, чтобы садиться за пир без бога.

        Человек, восседавший справа от  идола,  грузно  поднялся  на  встречу вошедшим.

        - А вот и господин инспектор из столицы! - проговорил  он  на  вполне сносном вейском. - Сам император, о братья, обратил

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту