Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

103

двое, только! В век испорченных нравов даже для самоубийства не хватает мужества, а сколько раз потом им придется пожалеть об этом!

        - Я вас так понял, - спросил Шаваш беззаботно и не понижая голоса,  - что вам жалко Вашхога за его непредусмотрительную трусость, и  вы  желаете ему избавления от лишних страданий?

        Араван оглянулся на занавешенную полку и кивнул.

        Оба помолчали.

        -  Да,  господин  судья  недаром  говорил  мне    на    Иров    день    о компрометирующих наместника бумагах, Нас, вероятно, подслушали  -  а  ведь это, стало быть, были бумаги о заговоре?

        - Нет, - ответил Шаваш. - Это были жалобы  на  разорение  наместником деревенских убежищ, мы нашли их у судьи в потайном шкафу.

        - Само провидение помогает нам, -  удовлетворенно  заметил  Нарай.  - Преступник убил человека, но самым важным - бумагами - не смог  завладеть. Со стороны моего бедного друга было очень предусмотрительно держать их  не в управе, а в потайном месте.

        Шаваш откинулся в кресле и покачал головой.

        - Судья не прятал бумаг в потайном шкафу, господин Нарай. Это  сделал после его смерти по вашему приказу письмоводитель Имия, - он уже  во  всем признался. И вы прекрасно знакомы с их содержанием, потому что сначала они находились у вас. Вы думали, что вдова примет Имию за привидение, а  мы  - за посланного наместником взломщика. И посчитаем бумаги причиной  убийства судьи. Убийства, совершенного вами.

        Господин Нарай едва не опрокинул чашку.

        - Вы с ума  сошли?  Зачем  мне  убивать  человека,  исполнившего  мое приказание?

        - Судья Шевашен исполнял приказание не ваше, а господина  наместника. И вы поняли это, когда он потребовал с вас  двести  тысяч  за  присутствие ваших людей на допросах. Вернее, вы поняли, что если вы не заплатите  этих денег, он вас предаст. И вы сказали - "хорошо". Но у  вас  не  было  таких денег, господин араван, хотя, право,  любой  из  ваших  подчиненных  успел наворовать втрое больше!

        - Этого никто не мог  слышать!  -  пробормотал  араван  растерянно  и приложил руки ко лбу охранительным жестом.

        - Это слышал сам Ир! - отвечал Шаваш. - Слышал и велел  духу  убитого явиться желтым монахам и  все  рассказать.  И  сам  Ир  велел  отцу  Лииду нарушить обычай и свидетельствовать против вас перед  властью,  чтобы  все еще раз узнали: нельзя безнаказанно осквернить Иров день.

        Шаваш  имел  свои  собственные  соображения  насчет  происшедшего    в монастыре.  Наверняка  разговор  о  допросах  и  деньгах    был    подслушан каким-нибудь желтым монахом. Но желтые монахи гордились тем, что к мирской власти непричастны. Они рассказали Нану о разговоре - но никогда не  стали бы свидетельствовать о нем перед судом. Вчера,  вероятно,  отправившись  в монастырь, Нан предложил на выбор: либо отец Лиид предстанет перед судом в качестве обвиняемого в измене, либо отец Лиид  предстанет  перед  судом  в качестве обвинителя аравана Нарая.

        Тем не менее Нану не хотелось доводить дело до суда, и весь его  план держался на зыбкой надежде на суеверность аравана.

        А что, если старик сейчас вспомнит, кто мог его  подслушать!  А  что, если он ухмыльнется и скажет, что я вру и  что  Ира  в  монастыре  и  след простыл? А что, если он просто перестанет быть суеверным, коль  скоро  это уж очень невыгодно?

        Но араван закрыл глаза, побелел и не шевелился.

        -  Сегодня  вы  задернули  занавеску,  -  сказал    Шаваш,    -    чтобы духи-хранители не слышали, как вы предлагаете  мне  убить  беззащитного  в тюрьме  человека.  Четыре  дня  назад  вы  убили  человека,  и  когда    вы испугались, что вас увидят с орудием убийства, вы выбросили его в колодец, который, по слухам, сообщается с  преисподней!  Вы 

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту