Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

96

с крючком, и нарядный барчонок полетел в воду.

        - Но-но! - заорал  стражник,  -  не  балуй,  Ишь,  идет,  как  пьяная скотина!

        Мальчик молча встал, подобрал левой рукой сломанные хрящики правой, и заплакал, не от боли, а от обиды. Он не понимал, как все произошло. Он всю жизнь мечтал служить империи. Он сидел над военными книгами,  он  чуждался товарищей, он часами прыгал на левой ноге,  пытаясь  исправить  врожденную хромоту, он только об этом и просил черных и белых богов...  Он  не  хотел становиться предателем!  Но  неделю  назад  отец  вызвал  его  к  себе  и, рассказав, как обстоят дела,  добавил:  "Можешь  предать  меня  -  но  сын предателя никогда не сделает карьеры..."

        А теперь даже инспектор из столицы считает его изменником...

        Нан повернулся и стал взбираться наверх. Жирный лесс-белоглазка мягко рушился под ногами.

        - Колдун, - закричал сзади Кирен.

        Люди Канасии сыпались через игрушечные стены  резиденции  наместника; лошади их истоптали клумбы, и сапоги развели грязь на паркетных полах.

        Нан не верил своим глазам: никто и не пытался сопротивляться.  Охрана и слуги разбегались, чтоб не попасться правосудию под  горячую  руку.  Нан шел мраморными анфиладами, факелы плясали на золотых  плетенках  карнизов, стражники несчетно умножались в зеркалах, и запах их потных тел мешался  с запахом ночных цветов и благовоний.

        Люди Канасии, рассыпавшись по комнатам,  вязали  дворцовую  утварь  в узлы из бесценных варнарайских шелков. Люди Нана  сначала  стеснялись,  но потом  бросились  наверстывать  упущенное.  Инспектор    не    препятствовал разорению: то, что не ухватят сегодня охранники,  завтра  растащит  народ. Нан не собирался нарушать обычаев и охранять  хрупкую  красоту  дворца  от народного гнева: да разбуженный  Кархтаром  Нижний  Город  и  не  потерпит такого нарушения своих прав... Завтра, завтра дорвется народ  до  золотого века в саду опального  чиновника,  оборвет  золотую  листву  с  капителей, зажарит ручных барасинг в наивной надежде, что мясо их слаще телятины,  а, главное, приносит удачу, чин и богатство.

        А наместник, без свиты и без охраны, сидел в женских покоях. Давешний мальчик, примостившись на резной скамеечке у  его  ног,  читал  монотонные стихи Айринны.

        Наместник завороженно слушал, - не стихи, а тихий шорох начинающегося погрома, и на звук раздвигаемой занавеси даже не повернул головы.

        - Я вас ждал много раньше, господин инспектор.

        Нан, не спрашиваясь, уселся в кресло напротив.

        - Кто вам сказал об аресте Ишмика и посланных вами людей?

        - Добрые люди видели вашу лодку на канале и доложили мне.

        - Добрые люди на канале или добрые люди в моей управе?

        - Зачем мне вам рассказывать о добрых людях,  господин  инспектор?  Я лучше расскажу вам об Ишмике: ведь он у меня не благотворительными  делами заведовал...

        Наместник щелкнул  пальцами.  Мальчик  зашевелился  в  углу  комнаты, подошел к низенькому, выточенному из яшмы винному столику и поднес Вашхогу глубокую, горбоносую чашку  с  вином.  Другую  чашку  мальчик  с  поклоном предложил Нану. Нан помотал головой. "Вот  кофе  бы  я  сейчас  выпил",  - неожиданно всплыл во рту утренний вкус.

        Наместник  пил  маленькими    глотками,    слегка    причмокивая,    явно наслаждаясь наступившей тишиной.

        - Не правда ли, забавно, -  наконец  сказал  он,  опростав  чашку.  - Первый  раз  решил  позаботиться  о  благе  народном,  но,  видно,    этого чиновникам не суждено.

        - Что вы имеете в виду под народным благом? - осведомился Нан.

        - Горцев я имею в виду, господин инспектор, горцев.

        - Это вместе с которыми вы разграбили  западные  деревни,  и  послали головы крестьян императору?

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту