Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

74

об обычаях империи и даже образован?

        - Вполне правда, - засмеялся  наместник.  -  Его  воины  не  брезгуют кушать печень убитых врагов. Но сам он говорит на великолепном  вейском  и чуть ли не бывал в столице. Это-то его и сгубило.

        - Что значит сгубило?

        - Быть свободным князем горцев и стать чиновником вейской империи! Вы не находите, что это безумие?

        - Несколько необычный для вашего ранга взгляд на  систему  управления Веей.

        - Что таить! Я не  такой  старательный  чиновник,  как  вы,  господин Нан... или как господин араван. Господин араван и вправду думает, что если приказ о севе риса послать в срок и с хорошим исполнителем, то рису  сразу и вызреет вдвое больше. Но что, кроме природы,  заставляет  расти  рис,  и кто, кроме крестьянина, знает, как за ним лучше ухаживать? Я,  по  крайней мере, понимаю, что мы шлем приказ не потому, что без этого не  произрастет риса, а потому что  куда  как  приятно  ощущать  себя  опорой  мироздания! Чиновник - третий лишний в постели Неба и Земли. Эти двое любят друг друга и рожают детей, а чиновник... чиновник любит сам себя.

        - Значит, - спросил Нан, - когда я ловлю убийц и воров,  я  -  третий лишний и делаю ненужное?

        - Вредное, господин инспектор, вредное. Если  стащить  с  возу  кусок холста -  это  преступление,  то  что  же  такое  налоги?  Вот  вы  ловите фальшивомонетчиков, а кто выпускает фальшивых  денег  больше  государства? Ведь "рисовых денег" - бог знает во сколько раз больше, чем обеспечивающих их продуктов, и не в приписках  тут  дело.  Любители  спасать  систему,  - засмеялся наместник, - должны сказать спасибо черному  рынку...  запретить его - это все равно что остановить помпы на тонущей барже.

        Нан, осторожно кашлянув, сказал:

        -  Исчислять  в  переводе    на    рис    все    государственные    запасы действительно опасно. Да еще исходя из такой зыбкой меры,  как  количество труда. Деньги не должны быть долговыми обязательствами государства. Но как устранить эту нелепость?

        Наместник рассмеялся.

        - Ах,  господин  инспектор,    вы    рассуждаете    прямо    как    эти... Кархтаровы... Две тысячи лет существует абсурд, и, по  их  мнению,  только потому, что никто не догадался его исправить.  Но  из  нелепости  мира  не следует ничего, кроме нее самой.  А  реформаторов  и  мятежников,  которые норовят исправить нелепый мир нелепыми переменами, ожидает нелепая смерть.

        Человек ведь ужасно  ограничен  в  своем  бунте.  Разорить  поле  или деревню несложно, но разрушить мироздание и государство не легче,  чем  их сотворить.

        Что я могу? Убить, поджечь, сломать, изуродовать...  Могу  послать  в горы десять тысяч воинов, и они привезут с собой сотни  голов  ветхов  или анжаков... Но землетрясение за один миг погубит племя,  с  которым  десять тысяч воинов дралось несколько месяцев!  О  каком  же  могуществе  могу  я думать? Каким  богохульством  могу  превзойти  я  богов,  жалкая  фантазия которых создала такого вот червяка, как я!

        - Есть люди, - сказал инспектор,  -  которые  действительно  обладают силой бога.

        - Кто? Император?

        - Нет, - сын Ира.

        Наместник секунду молчал, а потом громко расхохотался:

        - Неумная сделка! Провести всю  жизнь  на  хлебе  и  воде,  не  знать женщин, - с тем, чтоб,  возможно,  когда-нибудь,  сотворить  чудо  лечения лихорадки у вшивого деревенского мальчишки.

        В дверь беседки постучали: молодой господин Кирен осмелился  прервать разговор старших сообщением  о  том,  что  господина  Нана  срочно  просят явиться в судебную управу. Юноша  был  все  так  же  грустен  и  стал  еще грустнее, взглянув на чайный столик. Он явно заметил, что гость пил чай, а хозяин - вино, и причем за двоих.

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту