Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

68

и  есть  закон". Выворотив его  смысл  наизнанку,  Нинвен  писал,  что  император  является императором,  лишь  будучи  выражением  закона;  следовательно,  когда  он нарушает закон, он перестает быть императором; а когда  воплощение  закона перестает быть таковым, в стране  законов  не  остается,  и  долг  честных подданных - создать новые законы и новое их воплощение в новом императоре.

        Это было тяжеловесно, но, в целом, логично.

        А двумя строками ниже автор рассуждал,  что  воцарение  справедливого режима преобразит всю природу: урожаи риса станут вызревать каждый  месяц; колосья будут вырастать таковы,  что  из  каждого  можно  будет  спечь  по лепешке; и можно будет отрезать от поросенка половину и зажарить, а  новая половинка отрастет сама. И, нимало не смущаясь, Нинвен писал, что нынешний строй обречен уже тем, что при нем в каналах течет вода, а не молоко.

        Шаваш было  предположил,  что  оба  аргумента  рассчитаны  на  разные аудитории, и первый - такая же подделка  под  логику,  как  второй  -  под суеверия. Но вся сила этой системы была в том, что в  ней  правила  логики совпадали с предписаниями суеверий. Так, каждый член секты  получал  новое имя, как император при воцарении. Тайные имена сбивали с толку соглядатаев и обороняли владельца имени от порчи.

        Полноте!  На  таких  совпадениях  строится  не  политика,  а  поэзия! Сочинения Нинвена были просто игрой, опасной  игрой  с  разумом,  увлекшей образованного  и  нечиновного  человека,  котором  государство  смертельно обидело, не дав чина, а пуще того - сделало опасным, лишив ответственности за последствия собственных слов...

        Но чем дальше читал Шаваш, тем растерянней он становился. Ему уже  не казалось невероятным предположение, что бунтовщики  пытались  расправиться руками государства  с  соперничавшей  группировкой:  таких  случаев  среди уголовников Шаваш не припоминал,  но  среди  отбросов  общества  это  было "западло", а среди друзей народа? Шаваш уже допускал мысль, что  во  главе заговора стоял араван Нарай. В конце  концов,  убеждения  "пышных  хлебов" походили на убеждения Нарая, как две капли воды. И тут и там рассуждали  о том, что всякое имущество, превышающее необходимое, украдено  у  остальных поданных государства,  пеклись  о  восстановлении  справедливых  расценок, исчисляемых трудом, о новом запрете  на  золото  и  замене  его  "рисовыми деньгами" и, наконец, небезосновательно считали, что лишь братство честных людей, став во главе государства, способно  с  успехом  провести  подобные меры.

        Неизбежность насильственного переустройства мира совершенно логически вытекала из всецело  консервативных  убеждений  Нарая.  Правда,  Шаваш  не заметил,  чтоб  Нинвен  или  Нарай  руководствовались  логикой    в    своих сочинениях, - они лишь использовали ее так, как им было потребно.

        В конце концов  Шаваш  вообще  перестал  следить  за  ходом  мысли  в протоколах и вылавливал лишь имена, факты, и даты,  до  которых  мятежники были, надо сказать, весьма скупы.

        Тем не менее он накопал достаточно имен, стараясь держаться  знакомой и простодушной области уголовщины, и к полудню,  вздохнув  с  облегчением, отправился со своими людьми расставить кое-где старые, надежные ловушки  - на новом неведомого зверя.

        Шаваш заскочил в управу в час Овцы, и тут же явился Нан,  беспричинен и  непререкаем,  как  землетрясение,  и  живо  потребовал  ареста  некоего торговца Снета. Шаваш осведомился об источнике сведений - Нан молчал,  как молчит императорский архив в ответ на запрос чиновника об одном хвосте.

        Шаваш и не подал виду, что оскорбился. Наоборот, в  ответ  на  вопрос инспектора, нет ли за этим Снетом  каких  дел,  шикарным  жестом

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту