Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

53

управления    государством    считает преступлением. Бог его знает, какие у человека складываются  союзники.  Но зачем оправдывать свой выбор идейными соображениями?

        Что-то чужое поселилось в  Нане  после  визита  в  монастырь.  Чужое, темное  и  несправедливое.  А  ведь  Нан  недаром  пользовался  репутацией справедливого судьи. Это было тем легче, что в ойкумене, по общему мнению, справедливость всегда стояла выше закона.  Хороший  судья  руководствуется совестью, а не ее  скверным  заменителем  -  законом.  Шаваш  находил  это разумным.

        Пусть врач отлучится  на  три  месяца  и  оставит  распоряжения,  как ухаживать за больными. А вернется через три  дня.  Как  он  должен  лечить больных - следуя своему искусству или составленным для недоучек рецептам?. Законы - те же рецепты для недоучек. Следовать законам глупо еще и потому, что врачебное искусство должно не только лечить  больного,  но  и  кормить лекаря. А  соблюдение  правильно  понятой  справедливости  зачастую  много выгоднее соблюдения закона. И вот теперь Нан был - несправедлив.

        Ведь ясно же - убил судью ни кто иной,  как  наместник.  Убил,  чтобы наказать предателя и забрать себе барышню Ильву.

        Поняв, что он не уснет, Шаваш со  вздохом  зажег  светильник  и  стал разбирать изъятое при обыске в доме Кархтара  сочинение  некоего  Нинвена, "Книга должных  перемен".  Шаваша  никогда  не  тянуло  к  подобного  рода литературе, в изобилии плодившейся среди полуграмотных горожан.  Он  знал, однако, что "пышные хлебы" ведут свою родословную именно  от  этой  книги, сочиненной    всего    тридцать    лет    назад      помиравшим      от      чахотки студентом-неудачником, трижды засыпавшимся на экзаменах.

        Предисловие к книге было писано тяжеловесно и мудро, и обилие  цитат, подчеркивая  образованность  автора,  невыгодно  оттеняло  недостаток  его литературного  таланта.  Цитаты,  впрочем,  были  столь  же  засаленным  и захватанными, как и книга. Не прочтя и пяти страниц, Шаваш зевнул, загасил светильник, свернулся клубочком и заснул.

        Но спать пришлось недолго. Привлеченные наградой за голову  Кархтара, у дверей  заскреблись  доносчики.  Прибежал  стражник  и  привел  с  собой суконщика из Нижнего Города. Суконщик,  угодливо  кланяясь,  сообщил,  что живет, как водится, в квартале суконщиков, напротив дома сестры бунтовщика Кархтара,  по    улице    Верхнего    Умиротворения,    и    что    опознал    ее брата-бунтовщика, впущенного ночью в дом. Глаза его весело блестели, когда он справлялся о трех тысячах монет награды.

        Шаваш разбудил Нана, как тот строго-настрого велел.  Нан,  расспросив доносчика, оставил Шаваша в управе и с пятью людьми  отправился  на  улицу Верхнего Умиротворения. Нану хотелось спать,  но  Кархтар  ему  нужен  был живым. А "парчовые куртки" могли взять от арестованного  отступное,  да  и задавить в мешке, чтобы не  жаловался.  Кроме  того,  если,  не  дай  бог, Кархтар связан с кем-то из монастыря, при аресте его можно ожидать,  гм... спецэффектов.

        Маленький домик казался тихим и пустым. Доносчик  объяснил,  что  муж Литы, мелкий торговец сукном, еще неделю назад уехал по делам в Иниссу,  а единственную служанку Лита отпустила утром в храм Илана на богомолье. Трое людей встали у запертой передней двери. Нан и еще два человека  влезли  на росший по соседству орех, перебрались на плоскую  крышу  дома  и  неслышно спустились в маленький дворик, где в  крохотном  водоеме,  на  перекрестке двух лунных дорожек, плавала непременная кувшинка-златотысячник. Где-то за стеной печально и фальшиво свистела флейта. За спущенной  шторой  комнаты, выходящей во двор, слышались голоса и  трепетал  свет.  Нан  вышиб  плечом дверь и ввалился в комнату.

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту