Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

44

разговор,  и наместник приказал одному из своих людей убрать предателя.

        - Преступление, - сказал Нан, -  совершил  тот  же  человек,  который ночью бросил самострел в колодец. Это мог быть только сам наместник.

        Нан помолчал и объяснил:

        - Выйдя из комнаты в сад, наместник оставил следы на мокрой земле,  а потом, возвращаясь, наследил по всей деревянной террасе.

        - На земле отпечатались следы наместника?

        - Не только.

        - Чьи же еще?

        - Ваши.

        Араван долго глядел на свои сапоги, крытые синим сукном с  вышитым  у носка серебряным пламенем.

        - Я не покидал ночью отведенного мне покоя, - возразил араван. -  Что же касается сапог, то рисунок на каблуках сапог  аравана  утвержден  самим государем Иршахчаном. Такой рисунок  подделать  легче,  чем  крест  вместо подписи неграмотного крестьянина!

        Нан помолчал. Действительно, насчет сапог - это был  неплохой  довод. Сильный. Очень сильный довод, если бы настоящей уликой были  следы,  а  не показания датчиков...

        - Господин араван, каково ваше мнение о мятежнике Кархтаре?

        Араван поднял брови.

        - Мне странно слышать от вас такой вопрос, господин  Нан.  Как  может чиновник относиться к мятежнику? Воды наших источников  замутнены  грязью, но разве мы очистим их, добавив в грязь - крови? Однако искоренять надо не ересь, а ее причины. Варвары и  мятежники  приходят  в  империю  вслед  за богачами. Чтобы не было бунтов, не должно быть богатых.

        - Каковы в таком случае ваши отношения с Кархтаром, господин араван?

        - Никаких.

        Тогда Нан раскрыл бывшую  при  нем  корзинку  для  документов,  вынул оттуда два бледно-зеленых листа, скрепленных подписью покойного  судьи,  и протянул их Нараю:

        - Это показания одного из  арестантов  о  том,  что  он  неоднократно сопровождал бунтовщика к вашему дому.

        Араван некоторое время молчал. Потом произнес:

        - Этих показаний не может быть.

        Точнее,  господин  араван  сказал  не  совсем  "не  может  быть".  Он употребил прошедшее сослагательное,  -  книжное  время,  используемое  для описания событий, которые произошли, но не имели права происходить.

        Нан молча сгреб  листы  и  сунул  их  в  бронзовый,  на  витой  ножке светильник, пылавший перед статуей  Белого  Бужвы.  Пламя  обрадовалось  и принялось за листы.

        - Вы правы, господин  араван,  -  сказал  молодой  чиновник,  -  этих показаний нет.

        Господину Шавашу, секретарю столичного инспектора, было двадцать  три года; он занимал великолепное для своего возраста место секретаря старшего следователя столичной судебной управы, носил шесть хвостов на  чиновничьей шапке и мог служить живой иллюстрацией того положения, что в империи самые высокие посты открыты для даровитого выходца из народных низов.

        Отец Шаваша, хворый и болезненный крестьянин,  едва  сводил  концы  с концами; после очередного передела земли личное его поле оказалось в  само центре окруженного каналами квадрата. Такие поля были  особенно  капризны, на них часто застаивалась вода, и урожай пропадал, стоило  недоглядеть  за каналов или вовремя не  обработать  растения.  Водный  инспектор  деревни, собирая  приданое  для  дочери,  намекнул,  что  мог  бы  уделить  участку дополнительно внимание. Отец Шаваша не захотел понять намека или  не  имел на то денег. Осенью его личный урожай покрылся красными пятнышками рисовой проказы, заражая поля  взбешенных  соседей.  В  таких  случаях  по  закону государство безвозмездно выделяло бедствующей семье семена и пропитание  с государственного поля, но законы в последнее время соблюдались  только  за плату, и поэтому семена выделяли вовсе не тем, кто  нуждался,  а  как  раз наоборот, тем, кто хотя бы и не нуждался,

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту