Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

42

на  высохшие  суетливые  руки собеседника, то дальше, туда, где у нарочито простого,  сработанного,  как велят древние законы, топором, дверном косяке,  болтался  круглый  амулет. Суеверие было непременным признаком той  старины,  которой  был  привержен Нарай. Даже боги в этом доме - не часть веры, но часть идеологии.

        "Сейчас он скажет, - думал Нан, - что собственность  ведет  к  вечным раздорам и тут же обвинит богачей в том, что они объединились  в  заговоре против империи. Поставит в образец деревню и тут же заклеймит ее распад... Идеология не боится противоречий. Противоречия существуют в ней на  правах аксиом".

        Нан ненавидел Нарая так, как обычно ненавидел людей, которым причинял зло, и которые об этом не знали.  Три  года  назад  Нарай  положил  начало карьере  Нана,  -  а  Нан,  доверенное  лицо  Нарая  и  его    противников, воспользовался этим,  чтобы  половчее  подставить  ему  подножку.  Нан  не испытывал угрызений совести ни тогда, ни сейчас. Нарай развязал в  столице эпидемию ложных наветом, которые кончались для людей вещами похуже, нежели назначение главой провинции. Боялся Нан только  одного:  не  прослышал  ли Нарай о роли молодого чиновника в своем падении? Играет ли он сейчас перед Наном роль -  или  искренне  излагает  очередной  проект  государственного переустройства. Наверняка этот проект и написан уже, и  лежит  в  ожидании удобной оказии, не иначе как Нана и попросят отвезти его в столицу...

        А Нарай уже, бледнея и заикаясь, говорил о бесчинствах  в  провинции. Бесчинства, судя по словам аравана, были  изрядные.  Айцар,  первый  богач провинции, продавал оружие горцам. Наместник пьянствовал  по  харчевням  с ссыльным поэтом Ферридой, сбивал шапки с  прохожих.  Дошло  до  того,  что стражники стали  бояться  арестовывать  ночных  грабителей:  а  вдруг  это наместник буянит в чужой лавке? Чернь, впрочем, была в восторге.

        - Деревни пустеют, а наместник свозит в свой сад  статуи,  украденные из храмов, люди голодают, а в бухгалтерских книгах господина Айцара растут тысячные прибыли. А деревни западного края, разоренные в  сообщничестве  с горцами?!

        Все это Нан уже встречал -  в  записке  бунтовщиков.  Можно  было  бы подумать,  что  господин  араван    цитирует    сие    сочинение,    если    бы отождествление вора и собственника не было в империи общим местом.

        Право же, кажется, это говорит не араван, а чиновник об одном хвосте! Старик не мог настолько утратить влияние на дела: стало быть,  предпочитал не встревать, а смаковать  в  доносах  вред  от  действий  наместника,  по принципу: "Чем хуже, тем лучше".

        - А ереси! - внезапно вскрикнул араван. - Знаете ли вы,  Нан,  что  в провинции не две, а три  главы!  Целые  деревни  -  лишь  легальные  формы деятельности секты!

        Вас едва не убили утром! А почему? Да  потому,  что  мятежники  могут убить вас в любую минуту, - вас, меня, - и убийца даже не  посчитает  себя героем, потому что  будет  уверен,  что  настоящий  убийца  -  это  тесак, заколдованный волей Кархтара, а человек - лишь инструмент при тесаке!

        Сморщенное, как  персиковая  косточка,  лицо  аравана  исказилось,  в глазах плясал неподдельный ужас.

        -  А  Смятая  Тростинка?  Этот  человек  колдовством  смущает  народ, говорит, что может сидеть на колосе, не сминая его,  обещал  Кирену,  сыну наместника, вылечить хромоту!

        Нан чуть поднял брови.  Сектант  по  прозвищу  Смятая  Тростинка  был врагом Кархтара, предводителем соперничающего толка "длинных хлебов" и  ни в чем плохом не был замечен,  кроме  хождения  нагишом  мимо  общественных управ. Нан опять не мог не подумать, что в списках  арестованных  накануне бунта значились в первую очередь "длинные" сектанты,

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту