Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

112

и бригадиру своему не даст…

        – То-то она мне глазки строила, – вполголоса пробормотал Извольский.

        Они опять помолчали, и Черяга спросил:

        – А где Калягин?

        – Домой уехал.

        – И ты его отпустил?

        – А почему нет?

        – А он на тебя не настучит Премьеру, а? Ведь он понимает, что если Премьер с Негативом объединятся, его «федерации» вообще не жить. Сотрут в один момент, как Содом и Гоморру. Исчезнет, так сказать, с политической карты.

        – Они ненадолго объединятся, – сказал Извольский. Губы его тронула слабая и нехорошая улыбка. – Двум стволам тесно в одной кобуре. Они объединились, чтобы захапать кусок завода. Потом они начнут его делить, и пойдет веселье. – И ты дожидаешься этого момента? Извольский пожал плечами. Улыбка его стала чуть шире, и чем дольше улыбался Извольский, тем меньше она нравилась Черяге.

        Наверное, Извольский был прав. Наверное, он был производственником, в отличие от бандитов, банкиров и чиновников. И все-таки улыбка его в этот момент напоминала улыбку маньяка.

        Резко, словно будильник, затрещал телефон, и тут же в ответ ему откуда-то из деревни донесся крик петуха.

        Извольский неторопливо взял трубку. Беседа продолжалась недолго.

        Извольский несколько раз сказал «да», безжизненно улыбнулся и закончил разговор.

        – Ну что? – спросил Черяга.

        – Пикет снят. С лидерами официального и независимого профсоюзов было достигнуто полное взаимопонимание насчет того, что их могут размазать по стенке.

        – А Негатив?

        – Он об этом по телефону не говорил. Сказал, что надо завтра встретиться.

        Извольский усмехнулся и проговорил:

        – Знаешь, что самое замечательное? Что все лавры за победу над шахтерами получит наш общий знакомый господин Володарчук. Ну как же – пришел, увидел, отговорил!

        Прошло еще двадцать минут, и Мобильник Извольского снова залился короткой трелью.

        – Да, – сказал гендиректор, – понял. Спасибо.

        – А это кто? – полюбопытствовал Черяга.

        – Начальник железной дороги. Говорит, что первые вагоны будут на комбинате через четыре часа.

        Гендиректор посмотрел на часы и добавил:

        – Я, пожалуй, поеду на завод. А ты спи, следак. Третий час – скоро ночь кончится.

        Сунул ноги в кроссовки и пошел, хромая.

        Черяга все так же сидел в уютном кожаном кресле, время от времени обмакивая губы в коньяк и бессмысленными глазами смотря на камин.

        Боже мой! Бумаги, за которые был убит его брат и еще куча людей, бумаги, за которые Извольский был готов заплатить не меньше пятидесяти тысяч долларов, бумаги, которых было достаточно, чтобы упрятать в тюрьму половину верхушки

        Чернореченска и, возможно, самого Негатива, – они были просто никому не нужны?

        Толстый вице-премьер Володарчук даже не глянул на них, потому что ему важно было поставить комбинат на колени и надеть на него ошейник, припасенный союзным Володарчуку банком, Извольскому они были не нужны, потому что он решил пойти на мировую с бандюками, следствию они были не нужны, потому что компрометировали правительство и федеральный бюджет…

        Белый телефон резко зазвонил. Черяга глядел на него некоторое время, не шевелясь, но телефон продолжал надрываться и скандалить, и наконец следак взял трубку.

        – Алло! Славик!

        – Кто это? – спросил Черяга.

        – Это Шманов, начальник дороги! Буди Славку!

        – Что вам надо? – хмуро уточнил Денис.

        – Скажи, что шахтеры снялись с рельс! Вагоны будут на заводе через пять часов!

        – Вячеслав Аркадьевич на заводе, – сказал Денис.

        Шманов бросил трубку.

        Забавно. Начальник железной дороги. А кто же звонил Извольскому полчаса назад?

        Внезапно Денис подумал, что оставаться ему в этом доме крайне опасно.

        Утром

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту