Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

95

до крайности: бывшяя шестиметровая кухонька была объединена с жилой комнатой соседней квартиры: полоска кафеля, выложенная вдоль сверкающих агрегатов, плавно переходила в кедровый пол, на котором расположился огромный обеденный стол в обрамленнии резных стульев.

        Ольга растерянно металась от посудомоечной машины к огромному бошевскому холодильнику.

        – Что такое Генис? – жалобно спросила она. – Это марка или фритюрница какая?

        Черяга обозрел кафельно-грабовый пейзаж и уверенным шагом направился к вытяжному шкафу. Справа от шкафа стояла полочка с книгами, и одна из книг называлась: «А. Генис. П. Вайль. Секреты русской кухни». Черяга вспрыгнул на стол и снял книги, а затем и самою полочку.

        – Дай нож, – велел он. Ольга подала снизу нож.

        Черяга примерился и поддел ножом под тонкую, едва различимую черту, проходившую поперек обоев как раз там, где висела полочка. Стена подалась, в ней открылся маленький прямоугольник, и в нем– стальная поверхность потайного сейфа. Черяга набрал комбинацию, один – три – три – три, размышляя про себя, что комбинация может быть неправильная или еще что и как бы ему вместо бумаг не заполучить в лицо полный заряд дроби или чего покрепче. Но все обошлось. Дверца сейфа распахнулась, Черяга запустил внутрь руку и вытащил синюю, с белыми тесемочками папку. Папка была плотно завязана, сверху был приклеен чистый лист бумаги и на нем красным фломастером было написано: «Отжим».

        Черяга повернулся и замер.

        С пола кухни на него сверху вниз глядела Ольга, и в руках у Ольги был крошечный и самодельный, сколь мог судить Черяга, револьверчик. Два патрона из него уже было выпущено, оставалось еще три. Как Черяга мог убедиться, стреляла

        Ольга неплохо. Даже если и печалилась потом об испорченной сумочке.

        – У тебя что, крыша поехала? – сказал Черяга.

        – Ты что будешь делать с этими бумагами? – спросила Ольга.

        Черяга осторожно пошевелился.

        – Не двигайся, – взвизгнула девушка.

        – Ну хорошо, хорошо, – сказал Денис, – вот он я, неподвижный, как статуя командора и с папкой в руках вместо шпаги.

        – Ты что сделаешь с бумагами? – повторила Ольга.

        – Ты знаешь, – сказал Черяга, – я в них еще не заглядывал, но первоночально у меня сложилось такое впечатление, что они имеют прямое отношение к судьбе угольных денег. Повествуют, к примеру, об источниках кредитов, на которые фирмы нашего дорогого мэра покупали водку, а может, и об источниках кредитов, на которые фирмы господина Никишина запускали производство этой самой водки.

        Но так как мэра убили, а бумаги своей ценности не потеряли, я полагаю, что они связаны с теми, кто еще остался в живых. То есть с Негативом. Завтра в

        Чернореченск приезжает группа наших следователей. Они будут рады изучить эти бумаги.

        – И сколько тебе государство за них заплатит? – спросила Ольга.

        – Ах, Оля! Оно мне зарплату бы регулярно платило, и то я бы счастлив был.

        – Тогда зачем ты их задаром отдашь?

        – Ты знаешь, Оля, у меня такая работа. И потом мне кажется, что способ употребления чернореченскими властями бюджетных денег, и тот факт, что мне не всегда выплачивают зарплату, – эти две вещи как-то связаны между собой.

        Несколько опосредованно, но связаны.

        – Продай их Извольскому, – сказала Ольга. – Ты слышал, что сказал попугай?

        Тебе сто кусков дадут.

        Черяга покачал головой.

        – Извини, Олечка, – сказал он, – ты знаешь, я как-то совершенно не представляю себя в роли человека, который приходит к Извольскому и предлагает продать ему бумаги. А в противном случае их-де купит Негатив.

        – Я могу пойти к Извольскому, – деревянным голосом сказала Ольга. – Я поделюсь с тобой. Пожалуйста.

        Денис улыбнулся

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту