Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

77

и издал приказ, каковым запрещал своему заму передвижение по комбинату иначе как при шофере. Злые языки Уверяли, что впоследствии Чаганин крайне о приказе сожалел.

        – В пятый цех, – сказал Извольский, садясь в машину.

        Было роскошное сибирское лето. Огромная – в двадцать гектаров– территория комбината утопала в зелени, и черные связки труб, змеившихся вдоль дороги, ныряли меж высоких сосен и кедров. Машина летела по асфальту, словно в огромном саду. Если приглядеться, было видно, что пышная зелень кое-где тронута нехорошей желтизной, – но все же с недавних пор экологическая ситуация на комбинате была отнюдь не столь плоха, как время от времени принимались орать разные зашкаленные активисты, и раза в два лучше, чем в Нижнем Тагиле или, к примеру, на Мечеле.

        Как ни парадоксально – но изнутри комбинат был единственным зеленым местом в пыльном, закованном в крошащийся асфальт городе.

        Но Вячеслав Извольский не замечал ни буйства зелени, ни египетской красоты газгольдеров, пирамидами возносящихся над придорожным лесом. Перед его глазами стоял мертвый завод. Застывающий в летке металл и замершие на катках слябы, закопченная домна номер пять, бесполезная, как гигантская матрешка, и мертворожденные руины шестого цеха– цеха с самым большим в мире прокатным станом.

        И очереди безработных в городе-покойнике.

        Какое дело Вячеславу Извольскому до этих», безработных?

        Разве не он скупал у них акции за гроши, намеренно задерживая зарплату?

        Разве не он, когда бывший директор стал плакать и напоминать об элементарной верности, ответил: «Если тебе нужна верность – пойди заведи себе пуделя».

        Вячеслав Извольский стоил полмиллиарда долларов. У него была вилла в

        Ницце, квартира в Париже и куча денег на банковском счету в Швейцарии. Он мог продать завод банку «Ивеко», получить свои полмиллиарда и свалить за границу.

        Странное дело – в эту минуту Вячеслав Извольский, которого не без основания считали эгоистом и подлецом, словом– законченным удачливым бизнесменом, ни минуты не думал о собственной безопасности. Только о пустой литейке и немного – о безработных литейщиках.

        Черная «ауди» Извольского остановилась у ворот цеха горячего проката.

        Начальник цеха сказал, что валки прокатного стана уже ни к черту не годятся, цех было пора закрывать на профилактический ремонт, и гендиректор своими глазами хотел посмотреть на состояние валков.

        Извольский вошел внутрь. Цех был почти безлюден– в пяти шагах от

        Извольского тянулась полуторакилометровая лента стана. Далеко-далеко, в семистах метрах, на ролики с грохотом выкатился вишневого цвета сляб, и полетел над валками, стремительно удлиняясь и вытягиваясь, как щупальце спрута. За ним мгновенно наливалось красным светом и тут же гасло тело дорожки. За прозрачной стеной по раскаленной стали били потоки воды, фонтаны пара взлетали к потолку.

        Горячий, парной лист снова вылетел на волю в трех метрах от гендиректора, скользнул в щель и начал где-то внизу наматываться на огромную бобину.

        Начальник смены, заметивший гендиректора, уже шел ему навстречу и кричал что-то, неслышное в грохоте механизмов. Потом лицо его вытянулось, и он ткнул рукой в направлении выхода.

        Извольский оглянулся. Шофер «ауди» с исказившимся лицом жал на руль, но шум прокатного стана, видимо, заглушал сигналы. Потом «ауди» сорвалась с места и поехала прямо в ворота цеха.

        Она не успела доехать. Одна из шин беззвучно разорвалась, стекло осыпалось, и «ауди», закрутившуюся волчком, шваркнуло о ребро ворот. В следующую секунду в квадрате светлого воздуха появились двое, в черных масках и с автоматами в руках.

        Горячекатаный лист кончился. Край бывшего сляба исчез с прокатного

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту