Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

30

  слюнки распечаток.

        Ученые ходили нервные и злые, не умея скрыть свое беспокойство  и  не собираясь скрывать своих  мыслей.  Чужак  с  манерами  вейского  чиновника раздражал их. Они пытались с ним спорить. Нан вежливо  поддакивал,  и  это раздражало их еще больше.

        Отец Сетакет, то есть Майкл  Барнс,  подсел  к  нему  и  заговорил  о положении в Харайне... Рассказ его изобиловал убедительными подробностями. Он  рассуждал  о  том,  что  трехлетний    неурожай    устроен    наместником специально: Государственные каналы заилены, а на храмовых землях Бужвы,  к примеру, все в полном  порядке.  Получается  разделение  труда.  Племянник потихонечку гноит поля, а его дядя, господин Айцар, заручившись в  столице поддержкой Ишнайи, сбывает храмовое зерно Бужвы втридорога, и подвозит рис из других мест.

        Нан молчал,  пока  собеседник  излагал  занимательные  подробности  о столичных связях Айцара; если отец Сетакет не знает, что господин Айцар  - человек Мнадеса, а не Ишнайи, то уж не Нану его просвещать.

        Но,  услышав  про  храм  Бужвы,  позволил    себе    удивиться:    разве собеседнику не ведомо, что господин Айцар связан с храмом Уннушика, а не с храмом Бужвы? И что эти две, так сказать, финансовые  корпорации  враждуют насмерть?  И  что  именно  поэтому  Айцар  вовсе  не  занимается  хлебными спекуляциями? И  правильно  делает,  потому  что  государственная  система распределения риса довольно надежна, и много на нем не наживешь.

        Отец  Сетакет  закусил  губу  и  пробормотал,  что  Айцар  все  равно мошенник, а кто-то ведь вздувает цены на зерно.

        Нан с изумлением понял, что Сетакет врал ему намеренно.

        И в момент  землетрясения  пребывал  неизвестно  где.  Как  и  Сайлас Меллерт и Дональд Роджерс. И хотя монастырь был вотчиной Келли,  Нан  счел своим долгом поглядеть на этих двоих.

        Однако Меллерт пребывал в гостевых покоях, беседуя с  первослужителем Ира. И то, что рассказывали об этих беседах, Нану очень не понравилось.

        Зато Дональд Роджерс, он же брат Лиид, сам охотно заговорил с  Наном, - не  о  мелких  делах  Харайна,  ведомых  исповеднику,  а  все  больше  о закономерностях истории.

        Нан слушал  его  не  без  удовольствия  и  наконец  прямо  спросил  о господине Айцаре и араване Нарае: ведь эти двое часто бывали в монастыре.

        Роджерс засмеялся.

        - Ну что я могу сказать? У одного  золото  стоит  позади  неба,  а  у другого - впереди души.

        Острота была вряд ли свежа,  но  хороша.  Узаконенных  имен  на  Вее, собственно говоря, не было, каждый называл отпрыска,  как  хотел.  "Нарай" было усеченным "Наракан ай" - Небесное золото; "Айцар" -  усеченным  "Айни царки" - Золотая Душа.

        Нан улыбнулся.

        - Да, нынче много имен имеют корень "ай".

        - А вы знаете историю этого словечка? - быстро подхватил  Роджерс.  - "Ай", когда-то "эйя" - в древневейском  имело  значение  общей  благодати. "Эйя" - это и благородный, и  богатый,  и  добрый.  Значение  слова  стало меняться после основания империи.  Император  Иршахчан  постарался,  чтобы благородные и богатые не заедали простой народ. Главным стал "ванят", а не "эйят" - чиновный, а не благородный. В  "Книге  завоеваний"  слово  "эйят" чаще всего встречается  в  контексте  "эйят  такой-то  поднял  восстание". Ненадолго, впрочем, поднял.

        И вот слово пошло укорачиваться, никнуть, - и перелицевалось наконец. "Ай" сохраняет значение денег. Но это - золотые  деньги,  деньги,  которые как бы стоят в оппозиции к государственному режиму, грязные деньги.

        Хорошие, государственные деньги - это "кацун", из "кацна-ри" -  долг, то есть долговые  обязательства,  выданные  на  пользование  общественными хранилищами.

        В текстах третьего

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту