Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

55

чем поразевавшая рты охрана отреагировала на столь неподобающее рукоприкладство. Руководство казино рвало на себе волосы от позора. Банкир уехал чинить нос в швейцарскую клинику. В отсутствие банкира ВЧК простила комбинату долги, а возглавлявший заседание вице-премьер Володарчук мотивировал свое решение так: «Я завтра еду в Германию, мне что, с Кинкелем с опухшей рожей встречаться? » И никакие ссылки на то, что у Извольского в результате всей свалки вывихнута правая рука, не помогли. «А если он меня одной левой? » – страдальчески вопросил вице-премьер.

        Итак, в восемнадцать ноль-ноль Вячеславу Извольскому позвонил председатель правления банка «Ивеко».

        – Мы готовы вернуться к вопросу о покупке акций завода, – сказал невидимый собеседник из московского своего кабинета.

        – Хрен ты в сраку получишь, а не акции, – заявил Извольский. По правде говоря, вместо слова «хрен» он употребил другое, более короткое.

        Собеседник помолчал, а потом ответил:

        – Я боюсь, что хрен в сраку получите вы. Когда станут коксовые батареи.

        Ведь у вас кокса осталось на три дня?

        – За три дня многое чего может случиться.

        – Если мы достигнем принципиальной договоренности о продаже акций, – сказал москвич, – то я могу вам гарантировать, что правительство перечислит шахтерам требуемые ими деньги. И они уйдут с рельс.

        – А если не достигнем? – спросил Извольский.

        – В таком случае, боюсь, наше правительство проявит принципиальность и не пойдет на поводу У кучки безответственных забастовщиков.

        – А пошел ты на…– сказал Вячеслав Извольский и бросил трубку.

        Николай Черяковский, подельщик Вадима, жил на улице Белой в одноэтажном бараке, длинном, как железнодорожный состав. Барак был разделен забором на три части. Перед бараком росла смородина и кабачки, и на грядке с капустой трудилась хорошенькая девушка.

        При виде темно-зеленого внедорожника, притормозившего напротив забора, девушка оглянулась и стала отряхивать руки и платье.

        – Сударыня, – церемонно осведомился Черяга, – а где бы мне найти Колю?

        – А вы кто такой? – сказала она.

        – А я Чижа брат.

        – Не знала, что у Чижа брат есть.

        Черяга вынул паспорт и вручил его девушке через забор. Девушка изучила паспорт внимательно, словно на пограничном контроле.

        – Везет же, – сказала она, – прописка московская. Нету Коли. С дежурства не приходил.

        – А где он дежурит?

        – Как где? В банке.

        – А я думал, его вместе с Чижом выгнали.

        – Выгнать-то выгнали, а потом обратно взяли.

        – А Чижа чего не взяли? Девушка пожала плечами.

        – А чего ему? Он у Негатива в бригадиры вырос.

        – А как Коля с Чижом – не поссорились?

        – Да чего поссорились, – вздохнула девушка, – как закладывали вместе, так и…. А вы пьете?

        – Не очень. А когда братана-то завалили, кто за рулем сидел?

        – Да Антон и сидел! Представляете? Приходит утром Коля с дежурства, весь белый, и рассказывает: «Во дела! Слышала, пикет замочили? Чиж с Понтом повезли колбасу рабочим, как началась стрельба, Понт по газам и уехал в натуре.

        Дружбана бросил! Да ему за это дело яйца оборвать мало».

        – Оборвали?

        – Что?

        – Ну, Негатив Понту яйца оборвал, чтобы неповадно было подельников бросать?

        – Да вроде нет.

        – А вы сказали, Коля в ту ночь дежурил в банке. Он один дежурил или нет?

        – Они вдвоем всегда дежурят, на пару с Чаном.

        – А Чан – это кто?

        – Владимир… не знаю, как фамилия.

        – А живет где?

        – На Парковой, в самом конце, такой желтый домишко. А номера я не помню.

        Просто мимо проезжали. Вы если к нему поедете, спросите, где Коля. Хоть позвонил бы!

        Желтый домишко на Парковой насчитывал аж два этажа и в этой части

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту