Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

44

        – На Воронина – это другой офис?

        – Да нет, дома он.

        Черяга украдкой взглянул на часы: была половина двенадцатого.

        – И сегодня он не появится?

        – Да вряд ли, – пожала плечами секретарша, – или передать чего?

        – Не надо. Я позже зайду, – промолвил Черяга и вышел из пустого предбанника, чем-то неуловимо напоминавшего склеп.

        Спустя двадцать минут темно-зеленый «мерс» остановился у автобусной остановки на улице Воронина. Улица, на беду Черяги, оказалась длинной и застроенной сплошь девятиэтажками, и Черяга даже пожалел, что, не желая привлекать к себе внимание, не спросил адреса бывшего генерального.

        На остановке двое мальцов в драных штанах пили из горлышка кока-колу, да толкся пожилой пенсионер с сеткой.

        – Эй, ребята, – Черяга высунул голову из «мерса», – а где здесь Чаганин живет?

        Молодое поколение ничего про Чаганина не знало, а пенсионер тут же откликнулся:

        – А прямо и в подворотню, сынок, сразу за магазином «Молоко». Он со мной в соседнем доме.

        Черяга галантно предложил подвезти пенсионера, и тот опасливо взгромоздился в его автомобиль. В сетке жалобно звякнула бутылка кефира.

        – Как жизнь, дед? – полюбопытствовал Черяга. – Пенсию не задерживают?

        – Да так, – сказал пенсионер, – которая российская, ту задерживают, а надбавку заводскую платят.

        – А велика ли надбавка?

        – Пятьсот рублей.

        – А вы с завода?

        – Да тут все с завода, милый.

        – А что, Петр Евграфыч хороший директор был? – полюбопытствовал Черяга.

        – О! Это не директор был, а золото! По всем цехам пройдет, у кого что и как расспросит! Вот, помню, в семьдесят четвертом году…

        И старик пустился в рассказ о том, как в семьдесят четвертом году директор лично вручил его цеху переходящее красное знамя и как при этом бились сердца рабочих, исполненных чувства своего высокого предназначения.

        – А новый– Извольский? – спросил Черяга. – Вы его еще застали?

        – А что новый! – с визгливой обидой сказал старик. – Молодой еще. Глупый.

        Наглый. Тридцать четыре года мужику, а завод уже ему принадлежит. Почему ему, а не мне?

        Черяга помолчал.

        – А добавку к пенсии кто начал платить – Петр Евграфыч или Извольский? – спросил он.

        – Да что добавка! На миллион украл, а на грош делится, – с обидой ответил старик.

        Бывший директор Ахтарского металлургического комбината Петр Евграфович

        Чаганин жил на четвертом этаже обыкновенной заводской девятиэтажки, в подъезде с выкрученной лампочкой и за дверью, обитой видавшим виды дерматином.

        Черяга долго и безуспешно давил на кнопку звонка. Если бы не телевизор, который громко орал за дверью, он бы решил, что в квартире никого нет. Наконец

        Денис, отчаявшись, забарабанил в дверь. Телевизор щелкнул и умолк, за дверью послышалось шарканье шлепанцев, и женский голос спросил:

        – Вам кого?

        Денис поднес к дверному глазку раскрытое удостоверение.

        – Я бы хотел поговорить с Петром Евграфовичем.

        Дверь отворилась на ширину цепочки, из-за цепочки вылезла старческая рука, и зацапала удостоверение.

        Через минуту цепочка была снята.

        – Проходите, проходите, – сказала полная седая женщина в пестром бесформенном платье, обвязанном фартуком.

        Тут же Денис был введен в уютную гостиную, обставленную в типичном стиле

        70-х годов: польская «Хельга» во всю стену, в «Хельге» – горки хрусталя и посуды, покойные кресла и журнальный столик, на котором стояли конфеты, чай и коньяк.

        В креслах сидели двое: высокий сухой старик в тренировочном костюме и шлепанцах, и другой, в чопорном черном костюме – явный гость.

        – Присаживайтесь, Денис Федорович, – проговорил старик в шлепанцах, будем знакомы, я Петр Евграфович,

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту