Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

21

и больше в магазине его не видели. Григорян платил ментам гораздо меньше, чем «крыше», и благодаря этому удачному обстоятельству в короткое время заработал и на новую квартиру, и на новый темно-зеленый «БМВ», который и посверкивал сейчас во дворе среди милицейских «канареек».

        В магазине громко работало радио, и по радио представитель независимого шахтерского профсоюза называл вчерашний расстрел пикета «провокацией Москвы».

        – Вот сволочи! – сказал зам Григоряна, – ведь до сих пор не нашли, кто это сделал! Как вы думаете, Ашот Вазгенович, найдут или не найдут?

        Зам Григоряна считал, что его шеф знает ответы на все сложности жизни. Но

        Григорян ничего не ответил, и зам добавил:

        – Вас там какой-то парень спрашивал, сказал, что в два подъедет.

        Дверь офиса захлопнулась за Григоряном.

        – Не в духе шеф, – констатировал продавец.

        Темно-зеленый «БМВ» Григоряна стоял под самым окном офиса, и Григорян увидел, как к его машине подкатила белая с синим «шестерка». На «шестерке» были чернореченские номера и надпись: «ГАИ», хотя ГАИ уже не было, а труженики свистка именовались новым труднопроизносимым сокращением из пяти букв. Из машины вышел невысокий коренастый парень в джинсах и вельветовой куртке.

        Прошло минуты две, и в дверь кабинета Григоряна постучали.

        – Кто там? – сказал директор.

        Дверь отворилась, и на пороге показался все тот же коренастый гаишник.

        Закрыл дверь и прислонился к стене.

        Мент улыбался, и от этой улыбки душа Григоряна ушла в пятки.

        – А ведь я тебя засек, – сказал гаишник.

        – Что?

        – Это ты ехал на «БМВ» в Чернореченск.

        Туда и обратно.

        – А что, в Чернореченск больше ездить нельзя? – спросил, холодея душой,

        Григорян.

        Мент все так же ритмично двигал челюстью. Это был молодой еще гаишник, веснушчатый и вихрастый, с мордочкой, вострой, как у лисы.

        – Ищут ведь тебя, – сказал гаишник, – ищут тачку, из которой облаяли пикет. Который потом расстреляли.

        – Слушай, – сказал Григорян, – при чем тут я, а? Ну хорошо. Ну ехал я в

        Чернореченск. Ну обругал пикетчиков. Не приезжал я вечером, вот те крест, не приезжал! Да их до меня двадцать человек, наверно, обматерили.

        – Но только у одного из этих двадцати был «БМВ», и только один сказал, что он еще вернется.

        – Да злой я был! Ну что я? Я же не бандит. Мент равнодушно жевал.

        – А это ты в отделении будешь доказывать, бандит ты или не бандит. Вся область на ушах стоит, требует найти, кто в пикет стрелял. Мне за бдительность повышение будет.

        Мент поискал глазами вокруг, и его рука оплела горлышко коньячной бутылки, сидевшей в ящике.

        – Хороший коньячок, а? – сказал мент, – можно?

        – Лучше не этот, – заторопился Ашот, – вон, я сейчас принесу…

        – Смотри-ка – у тебя и коньяк поддельный, а? Акцизные марки на коленке рисовал?

        Ашот в ужасе закрыл глаза. Господи, ну зачем, зачем он выматерил этих шахтеров! Он не знал, смогут ли ему припаять убийство двух пикетчиков, но что он лицо кавказской национальности, послужит если не козлом отпущения, то дойной коровой для въедливых следователей – это было наверняка.

        – Сколько? – спросил Ашот.

        – Десять штук.

        – Ты с ума сошел. У меня таких бабок нет.

        – Ты мне не тыкай, черножопый, – с усмешкой сказал мент, – – тебе что, десять кусков жалко? С тебя следователь пятьдесят сдерет, ты еще рад будешь отделаться.

        В конце концов, сошлись на трех тысячах сейчас, и еще трех – через неделю.

        Наглый гаишник прихватил ящик с коньяком и был таков.

        Спустя час Черяга нетвердыми шагами покинул квартиру в девятиэтажном доме с выложенным мозаикой шахтером. На губах его виднелись следы от женской помады, и в

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту