Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

9

к рукам секретное военное производство и тем нанести непоправимый удар обороноспособности страны. Омичи и правда платили недорого, благо завод по производству подводных лодок в Сибири стоил примерно столько же, сколько завод по производству льда на Северном полюсе. В общем, после вопля директора омичей с позором выгнали, завод внесли в список неприватизируемых предприятий стратегического значения, и больше никто не мешал директору разворовывать его дальше.

        Чернореченсксоцбанк располагался на главной площади города, напротив обкома партии, в новой своей инкарнации называвшегося мэрией, и наискосок от здания «Чернореченскугля». На площади чернела толпа, и Черяга испугался было, не разгневанные ли это вкладчики– но тут же увидел, что толпа стоит подальше от банка и поближе к угольному концерну.

        Перед зданием концерна стоял грузовик, из Дощатого кузова надрывался человек.

        – Мы не отступим перед провокациями Москвы и натовских спецслужб! – кричал человек – вечная память товарищам, павшим в борьбе за правое дело!

        Новость о расстреле пикета, видимо, оставалась новостью номер один.

        Но опытный взгляд Черяги уже заметил в ней некоторую удивительную странность– никто как будто не спешил называть виновников происшествия, хотя на первый взгляд это было несложно. Не так много «мерседесов» с ахтарскими номерами имелось в распоряжении «новых русских», чтобы никто не мог вычислить, кто именно пригрозил пикетчикам «мы еще вернемся».

        Черяга остановил машину прямо перед зданием банка.

        Дом был трехэтажный, весь в завитушечках эркеров, ложных арок и стрельчатых окон. Еще в детстве дом этот всегда напоминал Черяге торт, усаженный кремовыми розочками. У торта была вполне заслуженная трудовая биография: он был выстроен в начале века местным купчиком, затем конфискован под ГубЧК, а после войны отдан горкому комсомола. Теперь торт сверкал новой бледно-голубой краской, и белые, высоко изогнутые брови эркеров как бы удивленно глядели на Дениса сверху вниз. Денис запер машину и прошел внутрь.

        Пятнистый охранник.с автоматом заступил ему дорогу.

        – Вы к кому?

        Черяга вынул красную книжечку.

        – У вас кто главный по безопасности?

        Через пять минут к Черяге спустился высокий пожилой человек при галстуке и кобуре. Звали человека Аркадий Головатый. Головатый внимательно изучил черягинскую книжечку и поинтересовался:

        – Вы Вадиму не родственник?

        – Брат.

        – Мои соболезнования.

        Они вместе прошли в небольшой кабинет на втором этаже. Кабинет был хороший и светлый, и плотные шторы на окнах, несмотря на солнечный день, были задернуты, чтобы не давать бликов на вделанную в стену гроздь мониторов.

        Мониторы почему-то были выключены. В правом углу кабинета, близ стола, стоял пузатенький ребристый сейф. Показалось Черяге или нет – но Головатый кинул на сейф какой-то затравленный взгляд.

        – Садитесь, – радушно сказал начальник охраны, и Черяга опустился в большое удобное кресло напротив стола.

        Мониторы системы наблюдения вспыхнули на секунду, показывая пустой коридор банка и толпу на площади, и опять погасли. «Что-то у них барахлит система», – отметил Денис.

        – Мой брат от вас шахтерам еду возил? – спросил Черяга.

        – Нет, – удивился начальник охраны, – он четвертый месяц как ушел.

        – Ушел? Отчего?

        – Ну если точнее, его уволили. Вымогал у ларечницы деньги.

        – И куда он ушел?

        – Понятия не имею. Вы, конечно, брат и можете обидеться.

        – Не обижусь.

        – Он от нашего имени вымогал деньги. Черяга помолчал.

        – И что же вы с ним сделали?

        – Не убили – и то скажи спасибо. Его счастье, что он только начинал. А то за такое и без яиц остаться можно. Дерьмо был ваш братец,

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту