Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

3

ответил сержант.

        Черяга прошел дальше. Кучка тряпья у разделительной полосы оказалась человеком: вокруг человека ползал эксперт с фотокамерой, другой опер держал над фотокамерой зонтик. Убитый был молодой еще парень, лет девятнадцати-двадцати. У него были мягкие русые волосы и серые зрачки, в которых отражались вспышки молний и фотокамеры. Шнурки кроссовок и отвороты джине были изгвазданы глиной – где-то в эту ночь парень бродил по размокшей земле, но было это давно – подошвы кроссовок были чисто вытерты. Во лбу, как третий глаз, темнела аккуратная дырочка. По сравнению с трупами, с которыми приходилось «общаться» Черяге, он выглядел как первоклассница по сравнению с бомжем.

        Кто-то тронул Черягу за плечо: следователь обернулся и увидел мужчину лет пятидесяти, в кожаной куртке, блестевшей под дождем. У мужчины был рыхлый красный нос и несчастные глаза алкоголика. На Черягу пахнуло дешевым винным духом.

        – Вы кто такой? – сказал мужчина, и конец его вопроса потонул в раскате грома.

        – Следователь Генпрокуратуры, – честно ответил Черяга. – Денис Черяга. В отпуск на свадьбу приехал.

        – В Чернореченск?

        – Да. А что случилось? Где пикет?

        – Расстреляли пикет.

        – Что? ! – Черяге показалось, что он ослышался.

        – Расстреляли пикет, – повторил человек в кожаной куртке, – подъехала тачка, высунулось дуло автомата, плеснули по пикету, развернулись и уехали.

        – О Господи! – только и мог сказать Черяга, – и сколько…

        – Два убитых, трое раненых. Да гут еще ни черта не ясно, что произошло, – вон, стоят голубчики, перепуганы до посинения.

        – Кто? – не понял Черяга.

        – Да пикетчики! Как дороги перекрывать, так ради бога, а теперь в штаны наложили, все разбежались, вон трое осталось, – и Кожаная куртка ткнул туда, где под автобусным козырьком томилось несколько темных фигур.

        – Кстати, – сказал мужчина, – Петраков, Ваня. Зам начальника городского

       

* УВД.

       

        Черяга смотрел на дорогу, туда, где из неподвижной кучи тряпья глядело в небо белое лицо.

        – А кого убили-то? – спросил Черяга.

        – Да вон один, а второй в канаве.

        – Не похож на шахтера.

        – А?

        – Не похож на шахтера, говорю: кроссовки фирменные и куртка дорогая.

        Петраков повернул голову и позвал одного из сотрудников:

        – Васька! Подь сюда.

        Васька поспешно подкатился к начальству.

        – Кто такие, установили?

        – Тот, который в канаве– паспорта нет, по словам свидетелей, зовут Иваном

        Завражиным, а второй – вот паспорт.

        И Васька вынул из кармана красную книжицу.

        Черяга взял книжицу и раскрыл ее на первой странице. Там была фотография улыбающегося паренька и надпись: Черяга Вадим Федорович.

        Денис долго смотрел в красную книжечку. Потом тихо прошел несколько метров и остановился над неподвижным телом в добротной кожаной куртке. Мертвые серые зрачки глядели на мир удивленно и строго. В правой руке, неловко завернувшейся за спину, вдруг тускло блеснул «ТТ»: видимо, Вадим пытался отстреливаться или хотя бы вытащил ствол.

        Денис опустился на колени в слегка розоватую лужу, щедро разведенную дождевой водой.

        – Эй, Денис Федорыч! – позвал майор, – ты чего? Паспорт отдай! Или это знакомый? Черяга поднял на майора серые глаза.

        – Брат, – сказал Денис. – Знаете, мы не виделись десять лет. Я даже не узнал его.

        Спустя час Черяга с Петраковым подъехали к зданию городского УВД.

        «Труповозка» за Вадимом так и не пришла – как объяснил Петраков, не было бензина, и Денис с младшим лейтенантом в конце концов погрузили тело на заднее сиденье роскошного «мерса», рядом с газовой плитой, предназначавшейся ему в подарок на свадьбу.

        В здании еще горели окна: еще бы, ЧП! Вокруг

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту