Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

2

насчет налогов – так не к следователю же Генпрокуратуры за этим обращаться!

        Словом, роскошный внедорожник остался у Черяги, вкупе с предложением звонить в любое время.

        За шесть месяцев работы он еще ни разу не ломался, горючее для него стоило вдвое дешевле, и единственной повышенной строчкой расходов оказались гаишники: аристократический «мерс» они тормозили впятеро чаще, чем пенсионную черягинскую

        «шестерку».

        Дорога до Чернореченска заняла почти три дня. Проворочавшись всю ночь в скверной челябинской гостинице, Черяга выехал в пять утра и вот уже семнадцать часов крутил баранку, останавливаясь только затем, чтобы справить нужду или по требованию гаишников.

        Дорога, связывавшая Европу с Азией, была разбитая и серая, шириной в два ряда, и по обеим сторонам ее рабочие местных заводов продавали унитазы и надувные игрушки, выданные им на предприятии в счет зарплаты.

        На границе области рыцарь с большой дороги, изучив его документы и сообразив, что денег с правоохранительного коллеги ему не содрать, философски полюбопытствовал:

        – Вы куда направляетесь, Денис Федорович?

        – В Чернореченск.

        – Там дорога перекрыта. – Мне-то что? Я на машине.

        – Там автотрассу перекрыли тоже, – сказал гаишник.

        – Давно?

        – Да с утра.

        – На въезде или на выезде?

        – На въезде, – и гаишник с любопытством заглянул внутрь черягинской машины. Надо сказать, что «мерс», груженный плитой, представлял собой довольно пикантное зрелище – все равно что позолоченная карета с гербами, внутри которой едет стог сена.

        Километров за сто до Чернореченска дорога испортилась: небо стало черным и злым, как угольный пласт, верхушки деревьев затанцевали на ветру, выламываясь во все стороны, как стриптизерка у шеста, на разбитый асфальт упали первые крупные капли дождя.

        Черяга поднял стекло и включил радио: комментаторы на все лады обсуждали очередную забастовку. Начальник Западносибирской железной дороги сказал, что убытки ее измеряются уже сорока миллионами рублей. Министр экономики Яков

        Уринсон заявил, что правительство не намерено идти на поводу у шахтеров.

        Директор соседнего Ахтарского металлургического комбината пожаловался, что еще четыре дня забастовки, и на заводе кончится кокс для коксовых батарей.

        – Насколько это серьезно? – спросил комментатор, и директор ответил:

        – Завод можно будет выбросить на свалку.

        Голос у директора был молодой и нервный, и Черяга подивился странному в нем напряжению, угадываемому сквозь треск разрядов: Черяга был человек опытный, и нотки, которые он слышал в голосе директора, он привык слышать в голосах обвиняемых.

        Комментатор еще чего-то спросил, но тут за взгорком моста показался

        Чернореченск, и Черяга выключил радио.

        Дождь лупил по дороге прямой наводкой, в небе вспыхивали молнии – господь

        Бог развлекался концертом с цветомузыкой.

        Обещанного пикета не было. У автобусной остановки жалась под козырьком кучка растерянных людей, да вдоль дороги стоял пяток милицейских «синеглазок» со включенными маячками. Маячки вертелись, как на дискотеке, выхватывая из темноты дорожное полотно, группу растерянных оперов и темную кучку одежды на асфальте, и Черяга принял было всполохи от фотоаппаратов за вспышки молний.

        Черяга остановил машину и пошел к «синеглазкам».

        – Вы куда, гражданин? – загородил ему путь молодой белобрысый сержант.

        Черяга вынул свое удостоверение. Сержант изучил его, внимательно оглядел

        «мерс» и взял под козырек. Черяга так и не понял, что послужило для сержанта более убедительным аргументом: удостоверение москвича или роскошная тачка.

        – Что случилось? – спросил Черяга.

        – А черт его знает, – растерянно

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту