Латынина Юлия Леонидовна
(неофициальный сайт писателя)
Вейская империя

19

что  у  вас есть осуйские деньги, потому что сам, вероятно, вел ваши дела...

        - Что это? - вдруг перебил себя Нан.

        Андарз замер. Нан распахнул окно:  послышался  шорох,  ручная  лисица виновато покосилась на Нана и засеменила  прочь,  оставляя  на  вспаханной земле следы, в которые словно стекался лунный свет.

        Нан закрыл окно.

        - Вы не могли бы показать мне само письмо?

        Андарз подал принесенную с собой папку.

        - Вот оно,  -  сказал  Андарз.  -  Разумеется,  оригинал  написал  на лазоревой бумаге.

        Нан раскрыл папку, и по мере того, как он  читал  письмо,  глаза  его делались все изумленнее и изумленнее, словно он держал  в  руках  не  лист бумаги, а ласточку о четырех ногах или иную природную несообразность.

        Глаза Андарза, наоборот, делались все  безумней  и  безумней:  только теперь, казалось, императорский наставник сообразил, что именно  ему  было сказано: что среди ближайших его людей есть предатели,  и  что...  Великий Вей! Императорский наставник треснул кулаком по ореховому столику,  отчего тот деликатно присел на ножках и крякнул, и заорал:

        - Но я не могу  арестовать  всех  моих  доверенных  лиц!  Я  прослыву ненадежным человеком! А те, кого я не успею схватить, перебегут к Нараю  и наговорят на меня множество несправедливостей, не зная, чем себя спасти!

        Молодой чиновник аккуратно закрыл папку и сказал:

        - Хотел бы завтра появиться у вас на обеде и поглядеть на  тех,  кого вы называете своими доверенными лицами.

        Спустя пятнадцать минут в небе  вспыхнул  фейерверк:  огненные  имена приглашенных на праздник вспыхнули в небе, и, упав в  воду,  не  гасли,  а продолжали гореть в воде. Первый министр империи, Ишнайя,  обязанный  этим назначением своему другу Андарзу, и  его  собеседник,  чиновник  сообщений Шима, с любопытством смотрели вверх: им было  интересно,  появится  ли  на небе имя господина Нарая, приглашенного на праздник, но не явившегося.

        Тихо раздвинулись кусты,  и  министр,  оглянувшись,  увидел  молодого чиновника судебного ведомства, удалявшегося  по  мягкой,  словно  серебром обсыпанной дорожке из ночного сада.

        - Кто это? - спросил Ишнайя.

        Его собеседник пригляделся и хмыкнул.

        - Это чиновника зовут Нан,  -  сказал  он.  Необыкновенно  деятельный молодой человек, сирота из провинции Соним, и делает за своего  начальника в Десятой Управе всю работу. Два дня назад с  ним  приключилась  маленькая неприятность: господин Нарай разгневался на судью Десятой Управы за отчет, и судья покаялся, что отчет писал его помощник Нан, - на что  Нарай  велел обоим явиться для покаяния.  Очень  способный  молодой  человек,  но,  как видите, карьера его кончена.

        "Надобно выяснить, зачем Андарз позвал  этого  бедняжку  к  себе",  - подумал Ишнайя.

        В этот самый миг у поворота тропинки показался сам  Андарз.  Вельможа щелкнул пальцами, подзывая своего управляющего, и громко сказал:

        - Дия, господин Нарай не явился на праздник, - проследите, чтобы  его имя не запачкало неба.

        Чиновники вокруг вздрогнули, и послышался звон бокала, разбившегося о каменный бортик пруда.

        Солнце давно уже закрыло свой совиный  глаз,  и  серебряные  гвоздики звезд прибили к небосводу черный  бархат  ночи,  -  словом,  миновала  уже вторая стража, когда Шаваш постучался в ворота веселого учреждения. Как он прошел мимо запертых ночью ворот  между  кварталами,  мы,  признаться,  не знаем: может, пролез в  собачий  лаз.  Ему  открыли,  и  Шаваш  взошел  по ступенькам на третий этаж, в  комнатку  девицы  по  имени  Тася.  Никакого особого родства, кроме родства душ, между ними не было. В руках  его  была корзинка  с  янтарного  цвета  уткой,  и  пирожками,  тающими 

 

Фотогалерея

Latynina Julija Leonidovna 32
Latynina Julija Leonidovna 31
Latynina Julija Leonidovna 30
Latynina Julija Leonidovna 29
Latynina Julija Leonidovna 28

Статьи




Читать также


Повести
Сазан
Ахтарский металлургический комбинат
Кавказский цикл
Поиск по книгам:


Голосование
Как Вы относитесь к литературному творчеству и общественной деятельности Латыниной?

ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту